02:20 

Winter War. Глава 6

CrippledSeidhe
Если б я был султан, я б имел трёх жен и войсками США был бы окружен
Оригинал здесь
Авторы: incandescens, liralen, sophiap
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst, Drama, POV, Character study
Фандом: Bleach
Дисклеймер: Мир и герои - куботайтины. Утонченные издевательства над тем и другим - авторов. Перевод, каюсь, мой.
Предупреждения: AU, упоминание о смерти персонажа
Действующие лица: Укитаке, Сасакибе, Иккаку, Гриммджо, Исане и другие



(Глава 5)

Глава 6, где Укитаке-тайчо вовсю демонстрирует двухтысячелетний опыт работы с людьми, Гриммджо все еще строит из себя хорошую киску, а доблестное Сопротивление переваривает сногсшибательные новости

Укитаке: Шанс

- Передайте часовым, чтобы немедля провели Мадараме сюда, как только он появится. Исэ-кун, пожалуйста, пригласите Котецу-кун и Ибу-куна присоединиться к нам, и попросите их захватить с собой воды и чего-нибудь съестного для Хинамори-кун и ее командира.

Нанао сорвалась с места. У Джууширо сложилось впечатление, что юная фукутайчо, словно юла, могла сохранять равновесие, только пребывая в движении. Он беззастенчиво пользовался этой ее слабостью, потому что отчаянно нуждался в ком-нибудь, кто успевает везде за двоих и работает за четверых. Время для отдыха еще придет, когда мы будем почивать - на лаврах ли, или в земле.

- Прошу извинить нас, мы вернемся через минуту, – он сделал знак появившейся в дверях Исане, которая поняла его без слов и молча взялась за ручки его кресла, направляясь вместе с Джууширо в лазарет.
- Стимулятор, пожалуйста. Боюсь, чаем мне не обойтись, - мягко, но настойчиво попросил Джууширо, предупреждая ее возражения.
- Но ведь вы потом не сможете спать, - она очевидно забеспокоилась. – Снотворное не подействует...
- Ну, в таком случае у меня будет больше времени для размышлений. - Джууширо улыбнулся. - Исане, прошу вас, сейчас это действительно необходимо.

Джууширо не в силах был заставить себя обращаться к Исане "Котецу". Для него эта фамилия навсегда принадлежала другой Котецу, которая была ее сестрой - и его третьим офицером – словом, человеком, которого больше не было в живых. То, что Исане без возражений приняла обращение просто по имени, делало их общение с глазу на глаз намного проще и даже не выглядело недопустимой вольностью, учитывая, как он зависел от ее заботы и помощи.

Она с видимой неохотой взялась за шприц. Он ощутил укол, почувствовал, как убыстряется ток крови, учащается пульс и проясняется дыхание - и привычно не подал виду.
- В зал заседаний, пожалуйста, - попросил он. Исане укоризненно поджала губы и подчинилась.

Мадараме уже ждал их. Он отвел глаза, натолкнувшись взглядом на инвалидное кресло, и тут же посмотрел прямо в лицо Джууширо, словно стыдясь такой своей реакции на чужую слабость. Джууширо ободряюще кивнул – в конце концов, человек старается и это нужно ценить.

- Докладывайте, - Джууширо помнил, что Мадараме весьма болезненно реагирует на любую формальную вежливость по отношению к себе. Приходилось считаться с этим – как впрочем, и с тем, что он яростно отвергал любые попытки повысить его в звании, хотя и заслуживал, по мнению Джууширо, как минимум лейтенантского шеврона.

- Мы наткнулись на Гиновых парнишек...

Рассказ поначалу был сухим и лаконичным, но Джууширо, услышав, что мародеры Гина называли себя не просто шинигами, но бойцами Одиннадцатой, не смог (отчасти намеренно) скрыть отвращения. Парадоксальным образом это успокоило Мадараме, и он заговорил более уверенно. В сочетании с докладом Хинамори-кун, догадки были едва ли не более многообещающими, чем факты: и Пустой, который согласился позаботиться о живой душе, и загадочные способности Иноуэ, и, разумеется, в первую очередь Хисаги, если он и впрямь играл роль двойного агента по приказу Ямамото-сотайчо.

- Шиба согласилась пока что держать балбеса у себя и кормить его. Вы точно уверены, что хотите ввязываться в это, тайчо? Уверены, что его надо приводить сюда?

В комнате повисла тишина, и Джууширо обнаружил, что все присутствующие молча смотрят на него. Ни шумной дискуссии, ни споров о том, кто более компетентен в данном вопросе, ни, что греха таить, взаимных обвинений в упрямстве и твердолобости. Наглядное свидетельство того, что они наконец-то привыкли к тому, что он жив и в сознании, не говоря уж о том, что он – их командир. Определенно, это можно было считать прогрессом.

Он обернулся по сторонам, вглядываясь в их лица, некоторые – выжидающие, некоторые – растерянные, и вновь встретился с испытующим взглядом Мадараме.
- Да. Нам необходимо вытряхнуть из него все, что он знает, до последней капли. Даже если забыть на время о том, что Хисаги рассказал или не рассказал ему, не говоря уж о том, можно ли этому верить, все равно остается неоспоримым тот факт, что он жил в Уэко Мундо, а значит, в любом случае может поведать нам немало полезного.

Он понял, что был прав, сознательно не называя Хисаги "фукутайчо" – Мадараме, услышав это, заметно расслабился, и, что было менее ожидаемо, Исэ-кун и Иба-кун тоже. Что ж, ничего удивительного – все здесь отдают себе отчет в том, чем им грозит слишком поспешное доверие.

- У нас есть время, так воспользуемся им для того, чтобы подготовиться. Перед нами стоит две цели: вытащить из этого костра столько жареных каштанов, сколько возможно, и постараться не обжечь при этом лапы - именно в таком порядке приоритетов. Приступим?


Они приступили. Вскоре был готов черновой план встречи с этим Джаггерджеком. Из доклада явственно следовало, что Джууширо не произведет должного первого впечатления, поэтому сошлись на том, что допрос начнет Сасакибе, и прикинули несколько возможных сценариев, по которым будет развиваться беседа. Наконец, все, что подлежало планированию, было запланировано, и Джууширо отправил Мадараме и Хинамори-кун на базу Шибы Куукаку за пленником.

Тем временем они эвакуировали всех, кроме лейтенантов, из старого поместья в охотничий домик в горах, принадлежащий старейшинам дома Кучики.
(Великие Дома в эти дни отнюдь не брезговали принимать помощь квалифицированных шинигами в отражении набегов Пустых, так что выгода в сотрудничестве с Сопротивлением была обоюдной. А Сопротивление, в свою очередь, не могло себе позволить рисковать больше, чем необходимо – особенно сейчас.)
Он отправил людей туда под командованием Ибы-куна, который, несмотря на свое увечье, всегда сохранял стойкость духа и ясность ума и пользовался всеобщим уважением. А еще он каким-то образом умел без слов, одним своим видом вселять уверенность в том, что в случае, если они угодят в ловушку, сам Джууширо будет единственной обузой во время побега.

Джууширо устроился поудобнее на подушках на своем привычном месте у оконной ниши, протянул руку к бумажной ширме перед собой и проделал в ней дырочку для обзора.
Ширмы были расставлены по всей комнате, образуя аккуратный восьмиугольник в центре. Сасакибе, единственный, кто остался на виду, чинно восседал на пятках спиной к камину и лицом к свободному пространству, предназначенному для пленника. Он был одет в обычную униформу, так как никто не надеялся, что пленника впечатлит капитанское хаори, если он вообще знает, что это такое. В целом, обстановку едва ли можно было назвать располагающей. Незачем было давать этому Гриммджо Джаггерджеку повод расслабляться.
Хинамори-кун проскользнула в комнату, торопливо кивнула Сасакибе и скрылась за одной из ширм.

Дверь отъехала в сторону, распахиваясь настежь. В комнату хлынула волна задиристой, злой рейацу. Следом показался юноша с ярко-голубыми волосами и повязкой на глазах. Он задержался на входе, споткнувшись об порог, и на краткий миг Джууширо, глядя на него, позавидовал силе и грации молодого тела. Затем тело открыло рот:
- Твою мать, придурок, предупреждать надо!

Мадараме молча толкнул юного нахала с такой силой, что тот вылетел на середину комнаты и растянулся на полу у ног Сасакибе.

Сасакибе вздохнул, протянул руку и сорвал повязку. Под ней оказалась пара бесстыже синих глаз, которые тут же оценивающе сузились, встречая пристальный взгляд Сасакибе.
- Вы тут главный, да?

Повисло молчание. Затем прошел момент, когда юноша должен был бы поклониться и представиться. Следом за ним - момент, когда Сасакибе, если бы он позволил перехватить у себя инициативу, должен был поклониться и представиться.
Вместо этого Сасакибе просто сидел, не шевелясь и вперив взгляд в пленника. Мадараме закрыл дверь и, по-прежнему молча, прислонился к косяку; невидимый вес его рейацу добавился к потокам силы, бурлящим в комнате.

Минут через пять Джаггерджек сдался и опустил взгляд первым.

- Черт... Я... - он сделал глубокий вдох и проворчал: - Вы можете звать меня Гриммджо Джаггерджеком, и у меня для вас сообщение от Хисаги Шухея.

- Ну так давай его сюда.

Гриммджо, словно реагируя на привычную бесцеремонность, поднял голову и собрался было отвечать, но вдруг спохватился и перебил сам себя:
- А с какой стати я должен, а?

Сасакибе склонил голову.
- Я не убил тебя – пока что. И я был вынужден позволить моим людям убить шестерых ради того, чтобы доставить тебя и Садо-куна в безопасное место.

Гриммджо фыркнул.
- Да вы бы по-любому так поступили.

После этих слов рейацу Мадараме нехорошо вспыхнула, и Гриммджо покосился на него через плечо.

- У меня был ооочень хреновый день, - протянул Мадараме. – И мне не нужно даже половинки повода, чтоб повышибить из тебя лишнюю дурь.
- Да ну?..
- Сейчас он не напрягаясь может выдернуть твой позвоночник через ноздри, Джаггерджек, - оборвал его Сасакибе. – Прекрати выкобениваться.

Вульгарное ругательство, слетевшее как ни в чем ни бывало с этих безупречно строгих губ над безупречно строгой униформой, на миг вогнало Гриммджо в ступор. Джууширо удовлетворенно кивнул сам себе: беседа шла по одному из запланированных сценариев.

Гриммджо сердито ощерился, продемонстрировав великолепный набор зубов:
- А чем вы докажете, что он не проделает все это после того, как я вам все расскажу?

- Что ты знаешь об Уэко Мундо? – принялся перечислять Сасакибе безразличным тоном вместо ответа. - Численность Пустых на каждом уровне? Действия Айзена? Текущие планы? Приказы, которые ты получал в течение последнего месяца? Нас интересует все перечисленное, и ты представляешь для нас ценность ровно до тех пор, пока отвечаешь на наши вопросы.

- А чего я получу взамен? Чем вы можете помочь мне вернуть мою силу? – видимо, Гриммджо все же расценил сказанное как заверение в том, что убивать на месте его не будут, и успокоился.

- Мы предоставим тебе все возможности для тренировок и любых спарринг-партнеров по твоему выбору. Это единственный путь развития, который мы можем тебе предложить.

- То есть у вас тут нет своих умников вроде Заэля и Куроцучи? – Гриммджо презрительно выпятил губу.

Человеку постороннему было бы тяжело заметить, как бесстрастного и невозмутимого Сасакибе передернуло при этих словах. Он еле слышно рассмеялся:
- О, нет. Просто мы находим, что сила, добытая трудом и упорством, не так… мимолетна, как та, что искусственно прививается в лабораториях. Впрочем, ты теперь и сам это знаешь.

Гриммджо покачал головой и вздохнул.
- Ну ладно, уболтали.
- Так что же передал Хисаги?
- Он сказал, что если явятся хотя бы полдюжины шинигами с шикаями, он проведет их через дворец ходом, который ему известен - чтобы убить Айзена. Сказал, вы должны действовать быстро, и что он сам вас разыщет, когда вы будете на месте. Он особенно настаивал, чтобы явились те, кто никогда не видел Айзенов шикай, и сказал, нужно обязательно успеть до того, как Айзен закончит.
- Закончит что?
- А я почем знаю? Он не сказал.
- Над чем работает Айзен? - настаивал Сасакибе. Гриммджо пожал плечами.
- Да не знаю я. Я даже не слушал. Я не из блюдолизов, которые целыми днями сидят у ног Владыки. Мое дело – лупить все, на что укажут. – Сасакибе не сдержал раздраженного вздоха, и Гриммджо нехотя добавил: - Ну, оба ученых психа ставили по его приказу кучу экспериментов. Помню, как они все время собачились друг с другом. Скукотища, только один раз стало интересно, когда дошло до того, что они похватались за оружие.
- Эксперименты? Какие именно эксперименты?
- А я почем знаю? Не то, чтобы мне было по вкусу любоваться на эту хренотень, - Гриммджо зябко поежился. - Я боец, а не какой-то там… ну... вы поняли... кто тыкает в тушки иголками и отрезает от них кусочки...
- Над кем он экспериментирует?
- Ну, большей частью это люди, которых ему поставляет Ичимару, и еще те, кого он поймал после того, как фальшивая Каракура развалилась и исчезла.

Джууширо прикрыл глаза, пережидая бурю чужих рейацу, поднявшуюся в комнате. Пропавшие без вести были захвачены в плен? Они даже не обсуждали такую возможность...

Гриммджо подозрительно прищурился. Он не лишился рейацу полностью, поэтому наверняка должен был почувствовать изменения в атмосфере.
- Ага, и тут стены имеют уши, так? Ну вот, фальшивая Каракура развалилась... оу, то есть пленные. Ну вот, вы все знаете про ту женщину с нефиговой рейацу, которая сама сдалась, так? Ну, они с нее и начали...

Из-за одной из ширм раздался сдавленный вопль ужаса. Исане. Джууширо запоздало пожалел о том, что не позволил ей остаться при нем. Впрочем, к этому моменту почти осязаемое мрачное любопытство уже затопило комнату. Гриммджо только хмыкнул.

- Но у нее сорвало крышу, она вырвалась, разнесла там все и сбежала. И никто не смог ее отыскать и притащить обратно. Кто б мог подумать, что она так взбесится...

Сасакибе с видимой неохотой спросил:
- А другие пленные?
- Кроме нее, было еще два лакомых кусочка, но их держат глубоко в подвалах, и мне не разрешили с ними подраться. Думаю, что он приберегает их для чего-то.
- Он захватил только двоих?
- Неа. Намного больше, но крутых только двое.
- Сколько всего было пленных?
- Ну, - Гриммджо в который раз пожал плечами, - не знаю. Я точно помню, что камеры не пустовали, но мы никого не видели по дороге, когда Хисаги нас уводил.

Даже Сасакибе понадобилась пауза, чтобы осознать услышанное. Он сжал рукоять занпакто так, что костяшки побелели - но через несколько мгновений отпустил:
- Что с арранкарами? Тебе известно, какие потери вы понесли?
- А, конечно. Не считая кучи фрассьонов, ваши угрохали Нойторру, Старрка, Баррагана, Зоммари и Аароньеро. Ну, Барраган был чисто джаггернаут, а остальные, если спросите меня, невелика потеря. Никогда не догонял, почему такой ленивой заднице, как Старрк, дали Первый номер, хоть он и отлупил меня один раз как маленького. Ну вот, и Айзен все это время выращивает свеженьких на замену. А у Халибел перебили всех фрассьонш, так она теперь завела себе новенького, весь из себя прям такой, хорошенький, как девчонка, на ресницах перья... эээ... чего? – Гриммджо озадаченно завертел головой.

Комнату разом захлестнула ярость и жажда убийства, опаляющая, как дыхание дракона.
Хинамори-кун выскочила из-за своей ширмы и попыталась ласково, но настойчиво оттереть Мадараме плечом в направлении выхода. Исэ-кун пришлось присоединиться к ней, после чего Мадараме, наконец, отвлекся от Гриммджо, резко развернулся и вышел, ни на кого не глядя, не успев сделать ничего такого, о чем впоследствии пришлось бы сожалеть.

Гриммджо, увидев Исэ-кун, застыл как громом пораженный.
Джууширо, надежно скрытый от взглядов своих подчиненных и вообще от чьих бы то ни было взглядов, обессилено откинулся назад, чувствуя себя ничуть не лучше Мадараме. Если мальчик говорит правду, если он действительно видел Айясегаву-куна, значит… значит, они превращают захваченных шинигами высокого ранга в Пустых. Изменяют их по своему образу и подобию. Каким-то образом заставляют их подчиняться воле Айзена наравне с обычными Пустыми...

- Ты видел еще каких-нибудь новых Пустых среди вас? - Сасакибе попытался возобновить допрос.

Гриммджо повернулся к нему с отсутствующим видом, будто и не слышал вопроса:
- Черт... готов поклясться, что это была она.
- "Она"?
Гриммджо указал на Исэ-кун, захваченную врасплох на полпути к ширме.
- Краля с черными волосами и в очках. От нее не пахнет Пустыми, и она... ну... двигается не так, как та, в Уэко Мундо, но я готов поклясться...

Сасакибе судорожно сглотнул и обернулся к ширме, отделявшей его от Джууширо. Дело чем дальше, тем больше принимало такой оборот, на который никто из них не рассчитывал.

- Как ее звали? – охрипший голос Джууширо вторил грохоту от падения ширмы под напором высвобожденной рейацу. Он наблюдал, как эти невозможно синие глаза расширяются от шока. - Лиза, верно?
- Ну... ну да, - Гриммджо повернулся к нему.

Сасакибе и Исэ-кун тут же оказались между ними, заслоняя Джууширо собой.

Джууширо молча смотрел и ждал. Нападение, будь оно вообще запланировано, случилось бы именно сейчас, но ему было почти все равно. Известие о том, что в распоряжении Айзена находятся холлоуфицированные капитаны и лейтенанты, заставило Джууширо почувствовать себя слишком старым и смертельно усталым. Йоруичи и Урахара подобрали на поле боя нескольких раненых вайзардов, но теперь оказалось, что Айзену достались здоровые и боеспособные. Хуже того, не безымянные вайзарды, но Лиза и коллеги, которых они оплакивали как погибших... Он собрался с мыслями и вспомнил о наиболее опасном пробеле в имеющейся у них информации.

- Что стало с рыжим мальчиком? Мы знаем, что он одолел тебя в бою, но все, что произошло после того, для нас полная загадка.
- А, Ичиго? У него теперь постоянная маска. Ругается с Айзеном чуть ли не каждый день. Но после того, как он избил до полусмерти всех, кто попадался ему под руку, он теперь новый Нулевой Эспада, даже Ямми от него прячется. Не знаю, какого черта Айзен позволяет ему делать все, что вздумается, но, кажется, этого достаточно, чтобы он в свою очередь делал все, что вздумается Айзену.
- А его спутники? Они с ним?
- Неа. От него вообще все держатся подальше. Даже эта девчонка Орихиме, кажется, теперь ставит Улькиорру выше, чем его. У него и фрассьонов нет, придурок слишком горд для этого, - Гриммджо говорил слегка рассеянно и явно смотрел куда-то сквозь собеседников.

Джууширо перевел дыхание и откашлялся.
- Хисаги говорил что-нибудь еще? Может быть, место, или время, или дату для встречи с ним?

Гриммджо покачал головой.
- Нет, он просто сказал, что нужно спешить и прислать всех людей, которых только можно, - он провел пятерней по волосам. - Даже не назвал ни мне, ни Садо никаких имен или конкретного места, сказал, вы сами все поймете.
- Как он тебе показался?
- Ну... скорее на взводе, чем напуган. Страшно торопился. А вообще-то он, наверно, храбрец, если у него хватает духу играть в такие игры.
- Если это игра, - пробормотал Сасакибе.
- Эй, вы что, все такие? - поинтересовался Гриммджо, скептически оглядывая их. - Я хочу сказать, сначала притворяетесь, что вы... - он указал на Сасакибе, - это вы... – и на Джууширо, - ...а потом просто так проговариваетесь и сами же перехериваете собственный спектакль? Это же вы тут настоящий главный, так?

Джууширо склонил голову.
- Я полагаю, вы подразумевали под этим, что Хисаги, выдав себя, вернулся тем самым к нашим методам, как вы себе их представляете? – отрывистый кивок. – Тогда, возможно, у нас все же есть еще надежда… Вы можете называть меня Укитаке Джууширо, капитан... один из капитанов Готэй-13. Те два "лакомых кусочка", которые вам не достались – они были так же сильны, как я?

Гриммджо призадумался, не торопясь с ответом - и при этом отводил глаза точно так же, как Мадараме несколькими часами раньше.

- Ага... - выдавил он наконец из себя. – Но с вами драться никакого интереса.

Джууширо не смог не расхохотаться в ответ:
- Тут вы меня подловили, Джаггерджек.

Смех перешел в приступ кашля – достаточно долгий, чтобы Гриммджо смутился снова и отвернулся, глядя в сторону. Оба лейтенанта, впрочем, оставались в боевой готовности, как отметил про себя Джууширо с одобрением. Он продолжил, отдышавшись:
- Боюсь, что у нас еще будут к вам вопросы, но прежде, чем продолжать беседу, мне и моим подчиненным нужно многое обсудить и кое-что проверить касательно вас. В свою очередь, я думаю, что мне есть чем вас порадовать взамен. Я могу представить вас моему старому знакомому, который научил Куроцучи всему, что тот знает - и оставил остальное при себе. Это он создал Хогьоку... - на этом месте Гриммджо вскинулся, словно очнувшись. Джууширо строго посмотрел на него. - Он будет в восторге, увидев вас, и, возможно, сможет вам помочь.

Гриммджо еще раз продемонстрировал свои потрясающие зубы в гримасе, которая могла бы быть улыбкой, будь в ней хоть капля веселости:
- Я вам так скажу – лучше б он смог.

--------------------------------------------------------------------------------


Заседание началось с того, что Мадараме грохнул кулаком по стене.
- Какого хрена мы рассусоливаем? Иноуэ Орихиме умеет возвращать все как было, мы сами это видели. Мы просто идем туда, убиваем Айзена, забираем ее, она всех лечить и они становятся прежними. Всего делов!

Под его гневом легко угадывалось страдание – и от этого было почти физически больно.

- Что, если он лжет? - начала Исэ-кун. - Что, если все это подстроено?..

Мадараме фыркнул.
- Ты серьезно думаешь, что этот болван умеет врать?

Сасакибе добавил:
- Он определенно не похож на человека, который способен сочинить длинную и запутанную историю, равно как и пересказать ее, ни разу не сбившись.

- Айзен мог без его ведома показать ему все, что ему выгодно, и он бы поверил, - мягко возразила Исэ-кун. - Это может быть обыкновенной ловушкой.
- Даже если это чистая правда, как нам тогда осуществить то, что нам предлагают? Те, кто достиг шикая, не рискуют передвигаться даже по двое из опасений, что их засекут люди Ичимару, - Хинамори-кун развела руками. – Как же мы собираемся отправить целых полдюжины и надеяться, что нас не заметят и не перехватят?

- Думаю, Урахара-кун может изрядно облегчить нам задачу, если хорошенько изучит нашего юного гостя, - вмешался Джууширо, - чтобы проверить рассказанную им историю, и, возможно, выяснить механизм, который обратил вспять процесс его создания – с тем, чтобы мы впоследствии смогли им воспользоваться…

- Да если б не он, ниче б этого не было, если б он не придумал эту проклятую штуковину! – заорал Мадараме. – Так с какого хера мы теперь должны доверять ему?

Сасакибе оборвал его тираду:
- Он не перешел на сторону Айзена. Он помогал нам снова и снова. Он охранял город от Пустых и помогал душам умерших должным образом покинуть мир живых. Он сотрудничал с нами во всем, даже когда это ставило его под угрозу со стороны действующих правителей Общества Душ. Почему мы не должны доверять Урахаре?

- Быть может, потому что он был заклеймен перед всеми нами как преступник и предатель, и отправлен в изгнание за эксперименты, послужившие отправной точкой восхождения Айзена, - тихо произнес Джууширо. - Мы не знаем доподлинно, что замышляет и чего добивается он сам. Быть может, сознание того, что наши враги вырвут у него под пыткой все его секреты, попадись он к ним в руки – единственное, что делает нас выгодными союзниками в его глазах.
- А возможно, он просто остался верен своему долгу шинигами, - неожиданно добавила Хинамори-кун, - даже когда Совет сорока шести обратился против него.
Джууширо кивнул со вздохом.

Наступившее молчание нарушил дрожащий голос Исане:
- Наверное… наверное, это хорошая новость… что, может быть, двое капитанов еще живы?..

Джууширо заметил, как Исэ-кун на мгновение прикрыла глаза, и перевел взгляд на Исане:
- Если растравлять свою душу мыслями о том, через что им пришлось пройти, от этого будет немного проку. Мы знаем, что люди Айзена, в отличие от нас, не стесняются ничем, когда им нужно добыть сведения или провести эксперимент, так что любому, кто оказался в их власти, наверняка приходится очень несладко. Странным образом отрадно понимать, что Унохана-тайчо даже после того, как была подвергнута противоестественным изменениям и, возможно, лишилась рассудка, все же смогла вырваться из-под контроля Айзена.

Исане смертельно побледнела. Джууширо осторожно коснулся ее руки, желая успокоить.

- Но даже так, на основании моего собственного недавнего опыта могу утверждать, что само известие о том, что они живы, уже дает надежду. Пока человек жив, он может действовать, мыслить и надеяться. Мертвые лишены подобной роскоши, - он сделал глубокий вдох, словно перед заплывом, и обвел взглядом людей, окруживших его кольцом: - Я считаю, что мы не должны упускать этот шанс.

Все молча смотрели на него. Мадараме кивнул с видом человека, который уже все для себя решил, Исэ-кун сложила руки на груди, Сасакибе подался назад, подальше от центра круга.

- Но Хинамори-кун совершенно резонно указала на слабое место нашего будущего плана. И сейчас я хочу услышать обо всех слабых местах, какие только придут вам на ум, с тем, чтобы мы могли учесть их и тем самым увеличить наши шансы на успешное достижение целей, которые только что наметил Мадараме. Убить Айзена. Спасти и исцелить наших товарищей.

- Что, если истинная цель противника состоит в том, чтобы выманить сильнейших из нас подальше от вас, а затем попытаться вас уничтожить, пока вы беззащитны? - спросил Сасакибе.
- Но что мы тогда можем сделать? – вид у Исане был испуганный.
- Воспользуемся этим, - Джууширо говорил спокойно, несмотря на то, как бешено участился его пульс. - Мы знаем, что они хотят захватить меня, так? - все вокруг него кивнули. - Тогда почему бы нам не дать им то, чего они так жаждут? Используем меня для того, чтобы отвлечь внимание врага от группы, чьей целью будет ликвидация Айзена.

Секундная пауза – и все заговорили разом, перебивая и перекрикивая друг друга.
Джууширо невольно улыбнулся, так как все они начали приводить аргументы, почему это никак, ни при каких обстоятельствах не может сработать. Он деликатно, но настойчиво перевел разговор на обсуждение того, что нужно сделать, чтобы это все же сработало, какие варианты действий стоит отбросить как негодные или слишком рискованные, и как свести риск к минимуму там, где его не получится избежать. Все лучше, чем вновь и вновь гадать, какими последствиями обернется их безумная затея, и позволять себе предаваться дурным предчувствиям.


Он все же вынужден был себе это позволить - уже поздним вечером, после того, как вернулись эвакуированные из охотничьего домика, улеглась суматоха, и Исане, которая пришла, чтобы помочь ему подготовиться ко сну, неожиданно задала вопрос, отдавшийся эхом в его сердце:

- Вы хотите умереть, верно? – ее тон был почти утвердительным.
- Почему вы так решили? – Джууширо был занят тем, что промывал свою кисточку для туши. Он понаблюдал, как клубятся в воде черные облачка чернил, затем разрушил их, подняв в стакане миниатюрный водоворот, сменил воду на чистую и тщательно повторил процедуру. Хорошие кисточки в последнее время было нелегко достать.
- Собираетесь быть приманкой, и оставляете при себе для защиты только меня и Хинамори. Одни калеки, которые немного смогут сделать для того, чтобы вас уберечь, а вы сами точно себя беречь не станете.
- Неужели вы считаете Хинамори-кун калекой? – искренне удивился Джууширо.

Исане покраснела.
- Я верно поняла, что с такой оценкой меня самой вы согласны?
Джууширо молча кивнул в ответ, и она так же молча стиснула кулаки.
- Ведь вы действительно искалечены, Исане, - он говорил мягко, тщательно подбирая слова. - Вы знаете об этом так же хорошо, как и я, и если бы я сказал обратное, мы оба знали бы, что это ложь, точно так же, как было бы ложью утверждать, что я здоров. Пострадала ваша душа, Исане, ваше сердце, ваше мужество. Когда ваш капитан приказала вам покинуть ее, она тем самым лишила вас возможности сражаться во имя вашей чести. Теперь же я хочу вернуть вам эту возможность.
- Даже если из-за этого вы сами проиграете сражение?

Джууширо остался невозмутимым.
- Я бы не согласился с такой формулировкой. Хотя я и не боюсь умереть, я больше не ищу смерти. Я искренне считаю, что это - наш лучший шанс. Я не считаю, что мы непременно проиграем, и мы в любом случае можем внести вклад в общую победу, уничтожив значительную часть ударных сил Гина. В этой игре мои ставки куда серьезнее, чем всего лишь наши жизни.

- То есть вы думаете, что у нас есть все шансы вступить в прямое сражение и погибнуть в бою, - сказала Исане с укоризной. – В таком случае вам стоило бы оставить при себе кого-то из бойцов - Сасакибе-сана или Мадараме-сана...
- Сасакибе нужен, чтобы руководить всеми остальными. И неужели вы думаете, что я мог удержать Мадараме, который рвался вызволять Айясегаву-куна?
Исане потупилась.
- Ведь это означало бы, что он будет бесполезен здесь, думая о том, что его место там, так?
Она кивнула.
- Тогда мы должны постараться и обойтись тем, что имеем. Вам необходимы тренировки, а мне нужно провести кое-какие исследования.

- А как же Исэ-сан? Она могла остаться, и она ведь... гораздо сильнее, чем я, и она ведь всегда с радостью помогает вам в ваших исследованиях...
Джууширо безнадежно вздохнул.
- Кто из капитанов числится у нас пропавшим без вести? Кого из них мы не видели мертвыми и не знаем об их гибели из заслуживающих доверия источников?

Исане принялась считать. Он словно видел, как она про себя перебирает номера дивизий подряд и мысленно загибает пальцы. Не дойдя и до середины списка, она тихо охнула, осененная внезапным пониманием.
- Вот видите, - он невесело улыбнулся.
- Я... - Исане запнулась, сглатывая комок в горле, и на глаза ее навернулись слезы, - я верно поняла, что она должна отправиться туда потому, что вы сами не можете?

Джууширо прикрыл глаза, пережидая всколыхнувшуюся в душе боль, а затем выдохнул короткое:
- Да.
Еще один вдох, и он смог договорить:
- И если Хисаги обманул нас и собирает погубить тех, кто отправится на встречу с ним, тогда я потеряю и ее тоже.

@темы: переводы, bleach, Winter War/Зимняя Война

URL
Комментарии
2010-05-22 в 10:50 

Виверныш
... и умоется кровью тот, кто усомнится в моём миролюбии
фик невыразимый просто... жду продолжение.

2010-05-22 в 16:07 

CrippledSeidhe
Если б я был султан, я б имел трёх жен и войсками США был бы окружен
Виверныш Все будет :) Мы рады, что вам нравится :)

URL
2011-02-03 в 12:37 

То, что мы делаем – и есть мы (с).
Хныыыыыы... Т_т
Как всех жалко! Собрали авторы всех моих любимых и страдать заставили!

2011-02-03 в 13:57 

CrippledSeidhe
Если б я был султан, я б имел трёх жен и войсками США был бы окружен
Yasuko Kejkhatsu Угу :( И вот уже тридцать с лишним глав Джуу-тян мучается, что там с Шунсуем, и я мучаюсь, что там с Шунсуем, а в тексте пока ни намека на :(
Ты с седьмой главой аккуратнее - там совсем грустно. То есть тут везде грустно, но начиная с восьмой уже если не надежда, то хоть какой-то просвет появляется.

URL
2011-02-03 в 18:33 

Yasuko Kejkhatsu
То, что мы делаем – и есть мы (с).
Ненене, я седьмую (на ней собственно и остановилась) уже почитала, эта всё-таки грустнее. Я тут почти плакаль...
И не ясно, что с Шунсуем до тридцатой главы?! Кошмар! А кто же там тогда те двое? Я только его с Бьякуей насчитала. Оо

Ещё вопрос: кто все те люди, что с Иккаку в команде? Почему я знаю только Рикичи. Оо. Я че-то упустила? =)))) я там просто сошла с ума, запутавшись в именах-кличках-персонажах =))

2011-02-03 в 23:53 

CrippledSeidhe
Если б я был султан, я б имел трёх жен и войсками США был бы окружен
Неясно, ага. И даже если Шунсуй таки в плену, неясно, в каком именно виде :(
Насчет того, кто там те двое - во-первых, там минимум пять кандидатур, во-вторых, варнинг: спойлер

Отряд Иккаку... щааааа... *потирает лапки*
Экс-6я дивизия:
3 шт.

Экс-4я дивизия:
2 шт.

Экс-7я дивизия:
1 шт.

Экс-11я дивизия:
4 шт.

И, наконец, экс-5я дивизия:
1 шт.

Во, кажется, никого не забыла - 11 человек и сам Иккаку двенадцатый :)

URL
2011-02-04 в 08:49 

То, что мы делаем – и есть мы (с).
Не, подожди, я запуталась)
Смотри: сложные подсчёты))

Да-да, Маки-Маки я помню)) смешной, трусливый и нервный))
АААААА, обожи! Персичек - это Хинамори?! оооо *пребывает в трансе
Нет, мне, конечно, нравится такой расклад, Иккаку глаз положил куда надо, а я тут уже начала было строить химерические версии, ибо ну хочется же и в этой печали романтики чуть-чуть=)))) Но да, Хинамори очень сурова)) Прямо очень, я заценила)

*до сих пор не нарадуюсь, что тут одни мои любимые второстепенные персонажи)))))
+спс за подробные разъяснения!

2011-02-04 в 14:24 

CrippledSeidhe
Если б я был султан, я б имел трёх жен и войсками США был бы окружен
пытается извернуться так, чтоб не сильно спойлить и не портить интригу, но совсем-совсем не спойлить тут никак не получается

URL
2011-02-05 в 17:02 

Yasuko Kejkhatsu
То, что мы делаем – и есть мы (с).
Да, про вайзардов я тоже уже подумала, когда до Кенсея с Маширо дочитала. Теперь страдаю, кто ж там ещё живой из них. А про Ячиру я че-то не подумала вообще... Мне почему-то кажется, что Гриммушка не бьёт детей))) Будет, как Укитаке, садить рядом с собой и говорить: "Ненене, с детьми драться нехорошо"))))

Вообще здорово, что они информацию так по чуть-чуть выдают, и как каноновские детали вписывают - классно)) Впечатлена и читаю запоем просто ))))
*умчалась перечитывать главу про Иккаку с новым знанием. О Персичке

2011-02-07 в 06:20 

CrippledSeidhe
Если б я был султан, я б имел трёх жен и войсками США был бы окружен
Боюсь, взаимодействие Гримми с Ячиру довольно быстро переросло бы в "Ячиру не обижает котиков", и то это если ему повезет :)

URL
2011-02-07 в 06:59 

То, что мы делаем – и есть мы (с).
Хахаха! Вполне возможно :rotate:

2011-02-08 в 08:32 

Виверныш
... и умоется кровью тот, кто усомнится в моём миролюбии
как там с продолжением, а?

2011-02-08 в 15:08 

CrippledSeidhe
Если б я был султан, я б имел трёх жен и войсками США был бы окружен
*становится на табуреточку*
Мы подошли к точке, за которой начинает разворачиваться кульминация сюжетных событий, и это в том числе означает, что чем дальше тем больше главы будут становиться тяжеловеснее и по объему, и по содержанию, и по структуре текста, поэтому обновления могут быть реже, чем раньше ;) Я постараюсь не делать таких перерывов, как с 14й и 15й главами, но и срок "десять дней на главу" выдерживать уже не получится :)
18я глава в процессе :) Оставайтесь с нами!
*раскланивается и слезает с табуреточки*

URL
   

Двухкомнатный фандом со всеми удобствами

главная