18:00 

Winter War. Глава 21

CrippledSeidhe
Если б я был султан, я б имел трёх жен и войсками США был бы окружен
Оригинал здесь
Оглавление перевода здесь
Авторы: [info]incandescens, [info]liralen, [info]sophiap
Переводчик: CrippledSeidhe
Бета: answeraquestion
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst, Drama, POV, Character study
Фандом: Bleach
Дисклеймер: Мир и герои - куботайтины. Утонченные издевательства над тем и другим - авторов. Перевод, каюсь, мой.
Предупреждения: AU, традиционных два с половиной неприличных слова.
Действующие лица: Нанао, Иккаку, Урахара и другие

(Глава 20)


Глава 21, где все, кому не лень, рвутся в бой, Нанао-тян из последних сил сохраняет самообладание, а час Х наконец-то наступает.

Нанао: Вниз по кроличьей норе

Нанао была готова по первому знаку признать вслух, что подвал весьма впечатляет. Она даже отступила на полшага назад и нарочито внимательно осмотрелась вокруг.

Мадараме взял на себя остальное, как то: вышагивать взад и вперед; громко жаловаться, как долго приходится ждать; в седьмой уже раз допытываться, имеет ли Урахара хоть какое-то представление, куда именно их доставят эти его ворота; исподтишка пялиться на Шихоин Йоруичи с выражением, средним между "вау, какая женщина" и "вау, крутой боец"; разное.

Что Нанао действительно хотелось бы сейчас сделать, будь на то ее воля, так это обратиться к Цукабиши Тессаю - со всей должной почтительностью, разумеется, - и задать ему несколько вопросов касательно кидо. Прикладные исследования. Комбинаторика заклятий. Многое, многое другое. Помилуйте, этот человек - живая легенда. Куда ни брось взгляд, всюду видна рука мастера: щиты на входе в подвал, работа с четвертым и пятым измерением, врата, над которыми он и Урахара в данный момент трудились... Возможно, о, всего лишь возможно, что он воспримет ее... ну, не как равную, об этом не может быть и речи, но как лицо, чьи суждения касательно предмета достойны внимания, и...

Она прикусила губу и одернула себя. Ее нервы натянуты до предела точно так же, как у Мадараме. И точно так же, как он, она безотчетно ищет любой повод хоть немного отвлечься.

Иноуэ Сора стоял навытяжку, словно изваяние в новом шихакушо с чужого плеча. Из них из всех он был наименее годен для участия в боевой операции вообще и экспедиции в Уэко Мундо - в частности. Тот факт, что он, вероятно, предпринял бы попытку проникнуть в Лас Ночес в одиночку ради того, чтобы спасти свою сестру, к делу не относился. Она надеялась - в отстраненном и чисто академическом смысле - что они смогут гордиться собой как командирами, если им удастся хотя бы сохранить его в живых после того, как они столкнутся с силами врага.

Хошибана Акира даже по стойке смирно умел стоять с непринужденным изяществом - по контрасту с несчастным Сорой это было особенно заметно. Огидо сложил руки на груди и разглядывал окружающую обстановку с приязненной улыбкой, которая мало вязалась с позой, преисполненной задумчивости.

Их новый союзник не утруждал себя тем, чтобы стоять. Ранее он мельтешил у нее перед глазами в точности как Мадараме (она полагала, что вполне могла бы называть его Иккаку, он достаточно презирал формальности, чтобы не возражать, но людей, с которыми она была на короткой ноге до такой степени, было очень немного, и он не входил в их число), но теперь лежал животом на песке и смотрел из-под полуопущенных век куда-то в сторону врат или, скорее, сквозь них. Он снова был одет в белую форму арранкаров, и с текущего ракурса разглядеть отсутствие дыры было невозможно. Не было ничего проще, чем принять его за доподлинного Эспаду...

...нет. Нет, стоило лишь посмотреть на него как следует. Он был силен, конечно, но его рейацу больше не имела ничего общего с рейацу Пустого.

(Когда они учились в Академии, им говорили, что они непременно узнают рейацу Пустого, как только ощутят ее. Как же мы ее распознаем, спрашивали студенты. Вы сразу поймете, отвечали преподаватели. Рейацу Пустого всегда окрашена голодом, и чем Пустой сильнее, тем голод отчаяннее. Рейацу капитана может придавить вас к земле неимоверной тяжестью или опалить вулканическим жаром, а рейацу сильного Пустого - затянет в водоворот или подхватит и закружит в смерче, но, так или иначе, она захочет поглотить вас, потому что такова ее природа...)

Рейацу Гриммджо была мощной, но вполне целостной, пусть даже и несколько растрепанной, словно дерево на сильном ветру. Ни единая душа в Уэко Мундо не поверит, что перед ними арранкар, пробыв с ним рядом дольше нескольких секунд; что, несомненно, будет представлять собой проблему, когда они доберутся туда, но в данный момент Нанао черпала в этом некоторое утешение. В данный момент у нее достаточно поводов для беспокойства и без грызущего ее чужого потустороннего голода.

Урахара оставил недостроенные врата на попечение Цукабиши Тессая и направился к группе. Нанао подавила мимолетное чувство досады по этому поводу, и поправила очки, будто они могли служить щитом.

- Ну вот! - объявил Урахара и лучезарно улыбнулся. - Процесс протекает нормально, базовая кидо-структура готова. Как только Йоруичи получит от Сой Фон подтверждение, что Ичимару сделал свой ход, мы запускаем врата и вы оказываетесь в нужном месте в два счета. Или в три. Ну, максимум в четыре.

- Как думаете, долго нам еще дожидаться? - спросил Мадараме. В восьмой раз. - Мы здесь уже хренадцать часов кукуем. И это при том, что по идее нам нельзя ждать и минуты. Ичимару там что, ушел на перекур?

- Возможно, это хороший знак, - Нанао постаралась придать своему голосу обнадеживающие интонации. - Люди Сой Фон-тайчо докладывают, что его контроль над Сейрейтеем крайне ненадежен. Если все так или иначе преданные ему подчиненные отправятся вместе с ним в рейд на нашу базу, ему нелегко будет найти кого-то, кто будет вершить дела в его отсутствие. Вы ведь видели отчеты наших агентов. Вы знаете, как далеко зашла его паранойя. Он не из тех, кто рискнет оставить свою спину незащищенной. Собственно говоря, он всегда был таким, - добавила она.

Урахара кивнул. Нанао было почти неприятно, что он с ней соглашается.

- Вполне здравое рассуждение. В определенном смысле, для нас отсутствие новостей - добрые новости. Чем больше людей он уберет из Сейрейтея, тем проще будет Шибе-сан и ее группе. А если он еще и оттянет часть сил из Уэко Мундо - что ж, тем лучше.

Должно быть, он каким-то образом углядел, как Нанао стиснула зубы, поскольку он улыбнулся еще раз, персонально для нее:

- Исэ-фукутайчо, я знаю капитана Укитаке не первый год. Я без колебаний поставлю на него, инвалида или нет, против Ичимару и любого количества его подчиненных. И потом, ведь он тоже будет противостоять нападению не один... Ичимару ведь считает себя очень умным, - он сдвинул шляпу на затылок и выдал очередную лучезарную улыбку, на сей раз довольно зубастую. - Когда вы считаете себя очень умным, проблемы начинаются в тот момент, когда кто-нибудь другой оказывается не глупее.

Гриммджо сел на песке и задумчиво посмотрел на Урахару.

- Вы и есть тот малый, о котором они говорили, - заявил он. - Патентованный эксперт по дерьмовой мистике.

Урахара снял шляпу и поклонился.

- Урахара Киске, к вашим услугам. Какого именно рода дерьмовая мистика вас интересует?

Гриммджо обвел их взглядом - Мадараме, Нанао, всю группу шинигами - и снова повернулся к Урахаре:

- Я это. Хотел кой-чего спросить, и все. А раз это не имеет никакого отношения к тому, куда мы направляемся, то не вижу, зачем бы всей этой компании нас слушать.

- А почему бы нам и не послушать? - немедленно вскинулся Мадараме. - Ты чего-то скрываешь?

Нанао с удовольствием столкнула бы их лбами, но это было бы невежливо, да к тому же и невозможно. Кроме того, они уже приняли решение довериться Урахаре, ведь так? Он наверняка в состоянии справиться с Гриммджо, если тот вздумает выкинуть какое-нибудь незапланированное коленце. И сейчас, непосредственно перед отправкой в Уэко Мундо, им совершенно ни к чему лишние эксцессы в команде.

- Возможно, проблема медицинского характера, - сказала она.

- Я, как медик, с радостью... - начал было Огидо у нее за спиной. Нанао развернулась и одарила его самым ледяным из своих взглядов. Он умолк.

- Возможно, проблема медицинского характера, - повторила она специально для Мадараме. Тот фыркнул и пнул землю, подняв облачко песка.

- Ладно, иди уже куда шел, мне-то че, только смотри, чтоб мы не искали тебя с собаками, когда будем уходить, лады?

- Вы очень, очень любезны, - сказал Урахара. - Так мило с вашей стороны с пониманием отнестись к деликатной ситуации ближнего своего! Почему бы вам всем не пойти и выпить по чашечке чаю? Полагаю, мои юные ассистенты как раз его принесли.

По лестнице спускались двое детей - если это были дети. "Девочка" тащила поднос с чашками, который был слишком велик для нее, "мальчик" самозабвенно распекал ее на все корки. За ними шли еще двое, мужчина и женщина, и Нанао хватило одного взгляда, чтобы понять - она с ними знакома.

- Это Мугурума-тайчо, - она не сразу поняла, что произнесла это вслух, - он совсем не изменился, и Куна-фукутайчо с ним. Я знала, что они здесь, но...

- Но вы хотели бы побеседовать с ними лично, - Урахара сделал широкий приглашающий жест веером. - Я в этом не сомневаюсь. Идите, поболтайте, обменяйтесь сплетнями, обсудите стратегию, все такое, а я пока перекинусь парой слов с нашим достопочтенным гостем. Нет, право, отличная идея, я с вами полностью согласен, и не забывайте о чае, большое спасибо...

- Эй, - позвал Мадараме конспиративным шепотом, как только они отошли на безопасное расстояние, - тебе не кажется, что это они должны были отойти в уголок, если у них какие-то секреты, а не мы всей толпой?

- Кажется, - вздохнула Нанао, - но не думаю, что стоило заострять на этом внимание, - повинуясь внезапному импульсу, она добавила: - Спасибо вам за то, что уступили Гриммджо. Я от этого не в восторге точно так же, как и вы, но его доброе расположение нам понадобится, и очень скоро.

- Да не за что, - Мадараме снова пнул злосчастный песок и почесал в затылке. - Он небось хочет выяснить у Урахары, не превратит ли тот его обратно. Знаешь, я его даже где-то понимаю. Я б на его месте тоже хотел вернуть себе способность драться как раньше.

Нанао могла бы ответить на это о, разумеется, вы понимаете, сопроводив сию ремарку движением бровей, обобщающим ее на всю Одиннадцатую дивизию в целом, но решила и здесь пожертвовать точностью в пользу дипломатичности. Все они сейчас крайне раздражены ожиданием, и в том, что Мадараме рвется в бой, ничего предосудительного нет.

Куна-фукутайчо поджидала их, переминаясь с ноги на ногу, и ее глаза горели лихорадочным возбуждением.

- Я так хотела отправиться с вами, - выпалила она вместо приветствия. - Конечно, Урахара-сан говорит, что это было бы слишком рискованно, но я не могу отделаться от мысли, что иногда риск того стоит, понимаете? Послушайте, мне кажется, что если бы вы поставили его перед фактом, что берете меня с собой, то он...

Мугурума-тайчо легонько щелкнул ее по носу.

- Прекрати, дуреха. Сказано же тебе, тема закрыта. От тебя проблем будет больше, чем пользы. Как и от меня, - добавил он весьма кислым тоном. Потом испытующе взглянул на них: - Значит, вы и есть диверсионная группа.

- Ага, - отозвался Мадараме. - Че, не нравимся?

Мугурума-тайчо только фыркнул в ответ:

- С чего бы это? Раз вы так или иначе ухитрились дожить до сегодняшнего дня, значит, чего-то да стоите. Но все равно, забрасывать вас в Уэко Мундо вшестером...

- Чай, - перебила его "девочка" и попыталась сунуть ему в руки чашку.

- Мы разговариваем! - рявкнул Мугурума.

- Чай, - повторила она. - Вы должны выпить чай.

- Это особенный чай? - спросила Нанао с любопытством. "Девочка" сморгнула, развернулась к ней, точно самонаводящееся орудие, и зашагала вперед, по-прежнему держа перед собой чашку.

- Вы должны выпить чай.

Нанао едва не попятилась от приближающейся чашки, но решила, что это было бы с ее стороны скверным примером для подчиненных.

- Я что-то делаю не так? - она покосилась на Мугуруму-тайчо, ища поддержки.

- Нет, - отрубил тот. - Пейте уже, иначе она не отвяжется.

Нанао взяла чашку и недоверчиво принюхалась. ("Девочка" глядела на нее огромными темными глазами, полными вселенской грусти, и терпеливо ждала.)

Пахло обыкновенным зеленым чаем.

Теперь уже все взгляды были устремлены на нее.

Ей следует являть собой образец решительности и бесстрашия.

Она отпила глоток.

И судорожно закашлялась.

- Ага, - сказал Мугурума-тайчо, - я так и думал, - он неловко подался вперед и оказался нос к носу с "девочкой" - Послушай, мелкая, тебе сказано было - никогда не бери чай из закромов Тессая. У него же там непросроченного не бывает...

- Но он сказал, что так товар обходится намного дешевле, - забубнила та, - а мы должны придерживаться режима строгой экономии, и...

Куна-фукутайчо забрала у Нанао чашку и похлопала ее по спине.

- Я определенно вас где-то видела, - сказала она задумчиво. - Никак не вспомню... вы же понимаете, целых сто лет прошло. Мы были знакомы? Может, ходили вместе по магазинам или что-то такое?

Нанао поправила очки, пытаясь придать себе уверенности. Ответ на поставленный вопрос был очевиден, но причинял столь же очевидную боль.

- Возможно, вы принимаете меня за Ядомару-фукутайчо, - сказала она. - Мне говорили, что я немного похожа на нее внешне.

- О, точно! - Куна-фукутайчо рассмеялась. - У меня голова совсем дырявая. Да, да, у вас даже очки как у нее! Нам сказали, что она в Уэко Мундо, так что если вы ее там найдете, вы должны ей непременно сказать, что мы ее ни на минуточку не забываем, - она немного рассеянным движением поправила массивный браслет на запястье, будто он причинял ей дискомфорт. - Знаете, я покупаю и откладываю для нее свежую мангу, всю-всю, которую она любит, так что она сможет ее прочитать, когда вернется. Как же я хочу пойти с вами. Может, если вы попросите Кенсея, он меня с вами отпустит? И я не вижу, почему бы ему тоже не пойти. В конце концов, это всего лишь нога, и он ведь не пострадал так сильно, как Роуз. Вы знаете Роуза?

- Роуза?.. - тупо переспросила Нанао, оглушенная потоком слов.

- Оторибаши Роджуро, - сухо пояснил Мугурума-тайчо. - Маширо, сходи вместе с мелкими наверх и проследи, чтобы на этот раз они приготовили человеческий чай. Сделаешь?

- Слушаюсь, мой капитан! - она подхватила обоих "деток" и потащила их вверх по лестнице, взяв с места довольно бодрую рысь. Мугурума-тайчо проводил ее хмурым взглядом.

- Мы, кто уцелел, ни на что не годимся после ранений, - сказал он. - Иначе мы были бы с вами. Хотите верьте, хотите нет.

- Ладно, я понял... - Мадараме никогда не производил на нее впечатления чувствительного человека, но сейчас, казалось, проняло и его.

Нанао же снова во что бы то ни стало хотела задать один вопрос - и опять вокруг было слишком много людей, которым вовсе не обязательно было при этом присутствовать. Увы, она вряд ли могла позволить себе попросить их всех удалиться еще куда-нибудь; такими темпами в этой пещере очень скоро возникнет напряженка с местами для приватных бесед.

- Мугурума-тайчо, - нерешительно начала она (тот отреагировал на обращение по форме таким взглядом, что она чуть не пожалела, что вообще заговорила), - сэр... как там Ядомару-фукутайчо? Я хотела сказать... когда вы в последний раз видели ее... - о небо, она положительно была не в состоянии подобрать подходящих слов.

- Нормально, наверное - с поправкой на то, что ее держат в заложниках. Вы - вы знали ее, так?

- Я тогда была моложе, - только и смогла ответить Нанао. - Значительно моложе, - а она была всем, чем я мечтала стать. - Я удивлюсь, если она все еще помнит меня.

Разумеется, это было ложью. Она была уверена, что Лиза должна ее помнить. Пусть даже с тех пор и прошло сто лет, но разве Ядомару-фукутайчо не вспомнит маленькую девочку, которой когда-то читала вслух? Ведь не могла же она совсем о ней забыть?

- Ну... - Мугурума-тайчо пожал плечами, - если она вас узнает, вам с ней будет намного проще. В смысле, как, по-вашему, она должна реагировать, если ни с того ни с сего наткнется на вашу честную компанию?

- Ну... - в тон ему отозвался Мадараме, - типа стыдно признаваться и все такое, но я втихую надеялся, что она сама выбежит к нам навстречу с занпакто в одной руке и приветственным транспарантом в другой. Почему бы, собственно, и нет?

- А потому нет, что она сидит там в полной власти не у кого нибудь, а у Айзена. Сначала она может решить, что вы - союзники, потом, с таким же успехом, что это Айзен устраивает ей, извините за выражение, проверку на лояльность.

- Что-то вы больно много знаете о том, чего может устроить или не устроить Айзен.

Мугурума-тайчо вздохнул:

- Послушайте, то, что он устроил для нас, последнюю сотню лет было у нас единственной темой для разговоров. Знаете, что мы делаем в ненастные дни? Пытаемся разобраться, что было у него на уме. Знаете, что мы делаем, когда забываем купить свежие газеты? Сидим и вместе гадаем, чего же он добивался. А знаете, что мы делаем, когда телевидение задерживает трансляцию бейсбола?

- Или когда Ханшинские Тигры все время проигрывают? - подхватила Куна-фукутайчо, возникая рядом с ним с подносом в руках. Она пританцовывала на месте, отчего содержимое чашек шло мелкой рябью и рассыпало во все стороны солнечные зайчики, но каким-то чудом не проливалось.

- Это временная полоса! - возмутился Мугурума-тайчо, хватая с подноса ближайшую чашку. - Попомни мое слово, они вот-вот вернутся в лигу.

Нанао задумалась о возможности привить Одиннадцатой дивизии интерес к профессиональному спорту в качестве альтернативы их излюбленному времяпрепровождению, то бишь дракам стенка на стенку - и пришла к удручающему выводу, что они, скорее всего, просто объявят драки стенка на стенку профессиональным спортом. Она с трудом изгнала из своей головы образ Зараки-тайчо, использующего Ячиру в качестве бейсбольного мяча, попробовала чай (на этот раз лишенный спецэффектов) - и решила, что ей в обязательном порядке нужен отпуск.

К несчастью, последнее было абсолютно исключено в хоть сколько-нибудь обозримом будущем.

И вот, пожалуйста, она опять позволяет досужим размышлениям увести себя в сторону от осознания ситуации. Уклоняется от темы. Думает о чем угодно другом. Она не имеет права осуждать Мадараме за то, что тот откровенно нарывается на скандал, ни малейшего.

- Учтите, я вообще не ожидал услышать, что она жива, - сказал Мугурума-тайчо и отхлебнул из своей чашки - не без осторожности. - После того, как все обернулось, мы были уверены, что остальные убиты. И никому не пришло в голову, что Айзен будет брать пленных.

- Неудивительно, - Урахара появился не пойми откуда и тоже взял чашку с подноса. - Полагаю, и Готэй был в таком же положении. После того, как Ямамото-сотайчо обрушил свой последний удар на поле боя... бабах! - он дополнил свои слова выразительным жестом. - А к тому моменту и без того уже царила полная неразбериха. Логично было предположить, что все, кого не успели эвакуировать с поля боя, погибли на месте - и, соответственно, что тел от них по очевидным причинам не осталось.

- Да, - Нанао пришлось приложить некоторые усилия, чтобы это "да" не прозвучало как "катитесь к черту".

Он похлопал ее по плечу, и она искренне пожалела, что не в состоянии взглядом заставить его руку спонтанно воспламениться.

- Вы не должны себя винить, Исэ-фукутайчо. Кроме того, может быть, дела не так уж плохи, как кажутся, ведь правда? Теперь, когда мы знаем, что Айзен все-таки брал пленных...

- Мы до сих пор не знаем, кого он держит в своих личных лабораториях, - перебила его Нанао. Она действительно, совершенно и безоговорочно не собиралась сейчас размышлять на эту тему. Она твердо была намерена решать проблемы по мере их поступления и считала излишним тратить время на домыслы, которые могут оказаться абсолютно пустыми - или хуже того, могут оправдаться. - Вполне вероятно, что там у него какое-то количество сильных Пустых, из которых он пытается создать новую Эспаду, - она говорила и не верила ни единому своему слову, но, по крайней мере, это должно было отбить у Урахары охоту пытаться ее жалеть.

- И мы знаем, что там нет Зараки-тайчо, - вставил Мадараме, - нам точно известно, что он убит.

- Ах да, - сказал Урахара. - У нас есть свидетельство Котецу-фукутайчо, которая видела это, представьте себе, собственными глазами, - он сделал изящную паузу, лишний раз подчеркивая для всех присутствующих достоверность того, что можно увидеть собственными глазами посреди Лас Ночес, и продолжил прежде, чем Мадараме нашелся с ответом: - Если позволите, я хотел бы кое-что уточнить касательно плана действий.

- Конечно, - отозвалась Нанао и, словно по сигналу, команда собралась вокруг них с Мадараме и приготовилась участвовать в разговоре.

Хошибана уже некоторое время пытался скрыть выражение крайнего неодобрения и не преуспел в этом; он определенно ожидал много большего от тайного убежища двух бывших капитанов. Нанао и сама ожидала большего, но многолетний опыт службы в Восьмой дивизии привил ей толерантность к тому, что принято называть художественным беспорядком - толерантность, которую Хошибане, очевидно, неоткуда было взять. Иноуэ Сора оставил обреченные на неудачу попытки слиться с окружающим пейзажем и весь обратился в слух. Огидо все так же улыбался сверкающей жизнерадостной улыбкой, которая, вынужденно признала про себя Нанао, вовсе не добавляла ей душевного равновесия, вызывая в памяти чересчур отчетливые ассоциации с Ичимару Гином в ясный день.

- Первое, - Урахара поднял палец. - Как вы предполагаете убить Айзена?

Молчание, которое за этим последовало, было мучительно долгим.

- За неимением лучшего мы очень сильно надеемся, что это нам расскажет Хисаги, - сказал наконец Мадараме. - Как я понял его сообщение, у него есть какой-то план, но он не рискнул передать его через Мальвинчика...

Гриммджо глухо зарычал.

-...или пацаненка Ясутору, - продолжил Мадараме, довольный тем, что удалось хоть кому-то испортить настроение. - Значит, мы доберемся до него, послушаем, чего он нам скажет, и дальше будем исходить из этого. Плюс наши действия будут зависеть от того, сумеем ли мы вправить мозги Куросаки, - он свободной рукой продемонстрировал, как и что он собирается вправлять, - и от того, кого еще мы там найдем. И от того, как себя поведет Ядомару. В общем, сориентируемся на месте.

Нанао кивнула.

- Мы планируем действовать по обстоятельствам, - резюмировала она.

- И, разумеется, есть вероятность, что нам удастся разыскать и освободить кого-то из капитанов, - добавил Хошибана. В воздухе повисло так и не сказанное вслух которые, разумеется, немедленно возьмут командование операцией на себя. Нанао была почти уверена, что он даже не рассматривал другие, менее радужные перспективы.

Трудно было упрекать его за это. Она и сама не горела желанием их рассматривать. Но и она, и Мадараме несли ответственность за ход операции, а значит, были обязаны отдавать себе отчет в том, что на чудо можно надеяться, но вряд ли стоит рассчитывать.

- Разумеется, - сказала она вслух. - Но в любом случае, это и есть весь план действий, которым мы располагаем. У вас есть другие предложения?

Урахара покачал головой.

- Исэ-фукутайчо, если бы у меня были предложения, я озвучил бы их давным-давно. И как бы там ни было, я считаю, что вы поступаете правильно. Вы не можете опираться на информацию, которой у вас нет и не будет до тех пор, пока вы не окажетесь на месте. Все планы хороши до первого столкновения с противником, и все такое.

- Ебать-колотить, - вздохнул Мадараме (Хошибана демонстративно не поморщился), - хотел бы я, чтоб у нас был готовый план до "первого столкновения с противником", только смыслу в нем в нашем-то положении. Остается только тихонечко туда просочиться и устроить такую цыганочку с выходом, чтоб у тамошних арранкаров лишние челюсти попадали - и очень сильно надеяться, что нас не успеют сцапать до того.

- Ну да, - сказал Гриммджо. - Незачем зря время тратить. Будем рассчитывать на эффект внезапности, от этого еще никто не умер, так же? - он уставился на всю их компанию с таким видом, будто они только что перечислили ему все случаи в истории, когда от этого все же кто-то умер.

- Конечно-конечно, - заверил его Урахара. - Итак, далее. Допустим, ваша импровизация удалась и вы с победой возвращаетесь домой. Сой Фон-тайчо предложила договориться о каком-нибудь условном сигнале.

- Да, - сказала Нанао, - Укитаке-тайчо тоже говорил об этом, - она проигнорировала Мадараме, который определенно пытался вспомнить, что же именно говорилось по этому поводу, и не вспомнил. - Сообщение должно быть зашифрованным и как можно более коротким, поскольку для Айзена нет ничего проще, чем отправить сообщение якобы от нашей группы и обманом заставить вас открыть врата. Идеальным вариантом будет кодовое слово или несколько слов - на разные случаи.

Урахара задумчиво потер нос.

- И среди них должно быть кодовое слово, которое автоматически аннулирует поступающее вместе с ним сообщение - верно?

- А это-то зачем... а, ну да, - у Мадараме, как это с ним часто бывало, слова несколько опережали мысли. - Хорошо. Какие слова вам больше нравятся?

- Хм... Если миссия увенчается успехом - "хризантема". Если у вас возникнут проблемы и необходим будет путь к срочному отступлению - "чертополох". И наконец, если миссия будет провалена и вас силой вынудят отправить сообщение, которое мы должны будем проигнорировать как ложное, а вас - списать со счетов... - Урахара пожал плечами, - тогда "ландыш".

- Цветочки - это тупо, - буркнул Гриммджо.

Нанао не потребовалось много времени, чтобы понять, чем воспользовался Урахара. Цветы - символы тринадцати дивизий Готэя. Хризантема у Первой, чертополох у Двенадцатой, ландыш у Пятой. Она украдкой покосилась на Мадараме и остальных, и увидела, что и они все поняли. Даже Мугурума-тайчо вздрогнул, будто от боли.

- Нам это подходит, - коротко ответила она, надеясь, что ее голос звучит твердо. - Всем все понятно?

Согласный ропот со всех сторон был ей ответом.

- Как только я получаю сообщение, - Урахара снова улыбался до ушей, - я использую его, чтобы зафиксировать ваши координаты и создать врата в точке, где вы находитесь - здесь, на этом конце, мы будем держать их в режиме ожидания, так что много времени на активацию не уйдет, будьте покойны, - он обвел взглядом их всех. - Кажется, мне больше нечего вам сказать, ведь правда? Не вижу особого смысла в том, чтобы изрекать банальности наподобие "мужайтесь" или "не теряйте головы", хоть я и люблю послушать звук собственного голоса, грешен. Хотя... пожалуй, я хочу пожелать вам удачи. Да, точно. Удача - это то, что никогда не бывает лишним.

- И скажите Ядомару Лизе, чтоб поднимала уже свою ленивую задницу и топала домой, - добавил Мугурума-тайчо. - Я тут без нее с ума схожу в окружении сплошных детей и идиотов.

- Вы разбиваете мне сердце, - Урахара замахал на него веером. - Итак, теперь, если мы...

Он замолчал на полуслове и резко обернулся. Шихоин Йоруичи сидела, вытянувшись в струнку и слушая кого-то невидимого им. Затем она кивнула воздуху перед собой, и через миг уже стояла рядом с ними - Нанао не успела уловить даже начала ее движения.

- У нас новости? - спросил Урахара. Забытый веер замер в воздухе.

- Ичимару выступил. И я, и Сой Фон только что получили подтверждение от нашего агента в Сейрейтее. Сообщение закодировано на случай перехвата - мы знаем только, что с ним шинигами и по меньшей мере один арранкар. Но он покинул городские стены две минуты тому назад. Группа Сой Фон выдвигается на позиции. Пора открывать врата.

Нанао сглотнула, потому что во рту отчего-то вдруг пересохло, и поставила свою чашку на поднос - оказалось, "девочка" уже успела завладеть им снова.

- Спасибо, - поблагодарила ее Нанао, потом кивнула на прощание Мугуруме-тайчо и Куне-фукутайчо, и развернулась к своей команде. - За мной, господа.

- И занпакто не забываем, да, - добавил Мадараме. - Мы не в анекдоте, вернуться за ними не дадут.

Они шли бок об бок, с Гриммджо в авангарде и остальными за спиной. Цукабиши начал наполнять контур врат энергией, и видно было, как воздух в проеме между стойками идет рябью и мерцает, словно нефтяная пленка или солнечные блики на поверхности воды.

Нанао держала спину прямо и шагала очень ровно. Половина ее хотела бежать, броситься во врата головой вперед, навстречу опасности или тьме или что там за ними будет, чтобы найти Кьёраку-тайчо или остановить Айзена или, может, просто сделать это и покончить с бесконечным ожиданием. Другая половина предпочла бы развернуться и уйти, или выбрать другой путь, какой угодно другой, только не такую очевидную, самоубийственную глупость - вторгаться в Уэко Мундо, где Пустые - полноправные хозяева, а они - непрошеные чужаки, и вступать в открытый бой с противником, сильнее которого Сообщество душ не знало за всю свою историю.

На этот раз рядом не было Кьёраку-тайчо, она не шла на шаг позади него, ощущая телом и сознанием его рейацу, его силу, его уверенность в себе и даже его уверенность в ней самой. На этот раз она сама руководила операцией, и все было не так, как раньше, и если они потерпят неудачу, спасения не будет.

Впрочем, подумала она, ни к чему тратить время на размышления подобного толка. Просто нужно делать все правильно с первой попытки. Тогда никого не придется спасать.

Урахара неуловимым движением переместился к свободной опоре врат и приложил к ней ладонь. Потоки энергий перераспределились, потом стабилизировались, и наконец пространство в проеме разошлось словно по шву, открыв дыру, ведущую в непроглядную черноту. Дыра оказалась с зубчатыми краями и неприятно напоминала пасть сказочного чудища.

Мадараме послал Нанао предупреждающий взгляд и мотнул головой в сторону Гриммджо. Нанао без труда поняла, что он хочет ей сказать: Мы должны пройти первыми. Она кивнула в ответ и ускорила шаг, догоняя его.

Они вошли во врата вместе, и последним, что она услышала, был голос Гриммджо:

- Эй, гады, меня подождите...

И затем их окружили белые стены, в плитах под ногами змеились трещины, черные от засохшей крови, и тишина была цепеняще-мертвенной и голодной.

@темы: Winter War/Зимняя Война, bleach, переводы

URL
   

Двухкомнатный фандом со всеми удобствами

главная