02:16 

Winter War. Глава 25. Ханатаро: Признаки жизни

CrippledSeidhe
Если б я был султан, я б имел трёх жен и войсками США был бы окружен
Оригинал здесь
Оглавление перевода здесь
Авторы: [info]incandescens, [info]liralen, [info]sophiap
Переводчик: CrippledSeidhe
Бета: answeraquestion
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst, Drama, POV, Character study, Action/Adventure
Фандом: Bleach
Дисклеймер: Мир и герои - куботайтины. Утонченные издевательства над тем и другим - авторов. Перевод, каюсь, мой.
Предупреждения: AU, традиционных два с половиной неприличных слова.
Действующие лица: Ханатаро, Хисаги, Иккаку, Нанао и другие

(Глава 24)

Глава 25, где случается нечто, на что Ханатаро не смел и надеяться, Хисаги все еще Снейп, а Иккаку спонтанно вживается в роль Гарри Поттера в конце шестой книги – с предсказуемыми последствиями

Ханатаро: Признаки жизни

Ханатаро толкал швабру вдоль по коридору. Это не требовало особых физических усилий - полы здесь были гладкие и белоснежные, как полированная кость, и он подозревал - точнее, был практически уверен - что в мытье они не нуждались и работу эту ему поручили только затем, чтобы занять его чем-нибудь и одновременно указать на его место.

Конечно, и он, и все его коллеги сообща понемногу дополняли карту тех частей здания, куда их посылали лечить раненых или наводить порядок, но проблема была в том, в чем обычно заключалась проблема любых попыток перехитрить Айзена. Он не мог не понимать, что они проводят рекогносцировку и замышляют побег.

Пока что больше всего ставок (Ханатаро ставок не делал, но высказывал предположения наравне со всеми; положа руку на сердце, им все равно больше не о чем было разговаривать. Ставить им тоже было нечего, но вся Четвертая, сколько от нее еще осталось, дружно согласилась, что это вопрос принципа) собрала гипотеза, что Айзен попросту ждет возможности поймать кого-то из них в недозволенном месте или за недозволенными действиями, и что все их везение до сих пор - следствие его хитроумного плана, направленного на то, чтобы заставить их потерять бдительность. Здесь некоторые указывали на то, что Айзен и так может сделать с ними все, что заблагорассудится. Другие (Ханатаро в их числе) возражали, что Айзен представляет собой клинический случай садиста-психопата, которому приятнее будет сделать так, чтобы они “заслужили” наказание, которому он хочет их подвергнуть.

Он не торопясь возюкал шваброй вправо-влево, одним глазом привычно следя, нет ли поблизости арранкаров в скверном настроении, сбежавших из клеток Пустых или, что было неприятнее всего, Куроцучи или Заэля в поисках свежего материала для опытов. Этот конкретный коридор проходил неподалеку от лабораторного комплекса Куроцучи, который не всегда заранее испрашивал разрешения Айзена перед тем, как приступить к очередному эксперименту. В лучшем случае потом он составлял сухое краткое послание с перечнем имен пропавших и передавал его с Хисаги Шухэем - теперь вечно молчащим Хисаги Шухэем с каменным лицом и застывшим взглядом.

До гибели Иемуры Ханатаро и многие другие то и дело пытались завести разговор с Хисаги; выяснить, на чьей он стороне, выяснить, что происходит, да хотя бы просто поговорить. Теперь же они вежливо ему кланялись и не смели его задерживать. Не только из-за ненависти и презрения, вовсе нет. Просто никто не хотел стать следующим. Все, кто остался от Четвертой дивизии, все, в ком оставалась еще хоть капля надежды - все они очень, очень хотели жить.

Сам Ханатаро тоже хотел жить.

Унохана-тайчо не потеряла надежды. Она не вступила бы с Айзеном в переговоры о сдаче Сейрейтея, если бы не считала, что у тех, кто останется на свободе, есть еще шансы на победу, а значит, им есть зачем оставаться в живых. Ханатаро твердо верил: будь это не так, она сражалась бы до конца и приложила бы все усилия к тому, чтобы погибнуть вместе с Айзеном или нанести ему такой удар, от которого он бы не оправился никогда. Но ведь она не сделала этого, она предпочла выиграть время, тайно вывезти раненых капитанов за стены Сейрейтея, и многое, многое другое. Она капитулировала, но не сдалась.

Ханатаро знал, в чем разница. Он тоже пока еще не сдался.

Напевая про себя, он повернул за угол и врезался в чью-то руку, по физическим характеристикам близкую к железной балке. Рука сгребла его за воротник и прижала к стене.

- Ханатаро, так тебя, что ли? - вполголоса рыкнул Мадараме Иккаку. - Не пищи. Мы пришли помочь.

Ханатаро смотрел на окруживших его людей и никак не мог уложить в голове, что он видит то, что видит. Почему-то первым взгляд зацепился за яркое белое пятно - неужели это Шестой Эспада Гриммджо?.. он как-то выбивается из общего ряда, и помилуйте, это действительно Мадараме рядом с ним, и лейтенант Исэ, и Огидо собственной персоной, и пожилой офицер из Шестой, которого Ханатаро не знал лично, и совсем незнакомый юноша в новеньком шихакушо...

- Вы все-таки пришли, - услышал Ханатаро собственный голос. - Спасибо, спасибо...

- Дадада, потом расскажешь, как ты счастлив, - перебил его Мадараме. - Тут есть где спрятаться всемером?

- Вниз по коридору, вторая дверь слева, - без раздумий ответил Ханатаро. - Там кладовка, она немного тесная, но ею почти не пользуются и никто нам не помешает... то есть я на это очень, очень надеюсь.

--- ---

Кладовка действительно была “немного” тесной. Семь человек, ведро и швабра (было бы очень глупо оставить их в коридоре и погореть на этом) поместились в ней не без усилий, но это казалось сущими пустяками по сравнению с наличием крепко запирающейся двери.

- Итак, боевая задача, - без предисловий начала лейтенант Исэ. - Мы здесь затем, чтобы освободить всех, кого сможем, и предпринять попытку ликвидировать Айзена. Нам необходимо выйти на связь со следующими лицами, если они еще живы: Иноуэ Орихиме, - не представленный пока юноша очень оживился при этих словах, - Ядомару Лиза, Хисаги Шухэй, возможно, Куросаки Ичиго. Что вы можете о них сообщить?

Ханатаро потер лоб, стимулируя мыслительные процессы.

- Иноуэ-сан должна быть в своей комнате. С ней почти всегда сидит Улькиорра. Это Четвертый Эспада - точнее, теперь, когда многих нет в живых, технически он стал Вторым или Третьим, в зависимости от того, считать Куросаки-сана или нет, но все называют его просто Улькиорра-сама. Все, кроме нас, потому что мы никак его не называем.

- Верно, Гриммджо говорил то же самое, - кивнула Исэ-фукутайчо. Ханатаро машинально покосился на поименованного Гриммджо, который по-прежнему настолько выбивался из общего ряда, что разум отказывался регистрировать его присутствие. Возможно, именно поэтому Ханатаро только сейчас заметил...

- Ой мамочки, а дырка-то где?.. - тыкать пальцем в теперь вполне человеческое пузо Гриммджо было не особенно прилично и у тому же небезопасно, но Ханатаро, увы, не удержался.

- Сказал бы я тебе, где, да тут ба... женщина, - огрызнулся Гриммджо. - Не нравится - не смотри, понял?

- Нет-нет, что вы, - поспешил заверить его Ханатаро, - вам так очень к лицу, то есть к животу, и я уверен, что для этого были веские причины... Вы ощущаете зуд? Может быть, нужно обработать антисептиком?

Гриммджо издал утробный рык, из которого Ханатаро сделал вывод, что пациент здоров и не нуждается в медицинской помощи, а ему самому следует вернуться к обсуждаемой теме.

- Гм! - сказал он радостным тоном, которого сам от себя не ожидал. - Ядомару-сан много гуляет. Я могу показать вам, где ее комнаты. Насколько нам известно, никакой охраны к ней не приставлено.

- Здесь есть какая-нибудь система наблюдения? - спросила лейтенант Исэ. - Камеры, экраны, что-то еще в таком духе?

- Мы так не думаем, - сказал Ханатаро. Это было первое, что все бойцы Четвертой попытались выяснить как можно точнее. - Я хочу сказать, здесь есть видеокамеры и где-то есть экраны, на которые выводится изображение с них, но, насколько мы знаем, Айзен ими практически не пользуется. Арранкары как-то упоминали в разговоре, что система наблюдения была любимой игрушкой Ичимару и Айзену очень-очень не нравится, когда к ней кто-то прикасается без крайней необходимости - и только он определяет, что является именно крайней необходимостью.

- Я ж вам это уже сказал, - Гриммджо, казалось, слегка обиделся.

- Да, да, - отмахнулась от него лейтенант Исэ, - но мы должны были на всякий случай еще раз проверить. Теперь Хисаги. Что с ним?

Ханатаро очень-очень внимательно рассмотрел пятачок незанятого пола у себя под ногами.

- Он должен быть у себя, - глухо произнес он, не поднимая взгляда. - Охраны у него нет. Есть служанка-арранкарка.

- Так. В чем дело? - спросил Мадараме.

Ханатаро посмотрел на другой пятачок незанятого пола.

- После того, как он убил Иемуру, мы больше не пытаемся с ним разговаривать, - сказал он. - Мы надеялись, мы правда надеялись, что он, может быть, поймет, что он совершил ошибку, когда перешел на сторону Айзена, но...

- "Убил Иемуру"? - голос Огидо сорвался на крик, что было ему совершенно, просто ни в какую не свойственно, но, в конце концов, в последние полгода люди и получше его совершали поступки, совершенно им не свойственные. - Как? Почему?!

Лейтенант Исэ и Мадараме обменялись очень характерными взглядами.

- Так, - повторил Мадараме. - Давай без шума и по порядку. Как это случилось?

- Мы не знаем, - признался Ханатаро. Ему почему-то было очень-очень стыдно. - То есть я хочу сказать, мы знаем, что Иемура собирался поговорить с ним. Он должен был отнести ему заявку о... передаче ресурсов... на подпись, но перед этим говорил нам, что собирается попытаться образумить Хисаги. И он выглядел, как будто... не знаю. Как будто и правда рассчитывает, что у него получится. А через несколько часов принесли его тело и пришел Айзен. Айзен сказал, что Иемура повел себя крайне неразумно, и выразил надежду, что никто из нас не станет следовать его примеру, - он снова почувствовал, как во рту стало горько и как ужас и ненависть разлились раскаленной тяжестью в животе. Почему, почему он тогда ничего не сказал, ничего не сделал? И никто ничего не сказал и не сделал, все смотрели в пол и изображали покорность... - Айзен не сказал нам, кто его убил. Но его убили мечом. И во всем Лас Ночес сейчас есть только один... человек... который убивает мечом.

Все снова обменялись характерными взглядами.

- Так, я понял. Теперь слушай сюда, - сказал Мадараме. - Мы щас стоим здесь и разговариваем потому, что Хисаги прислал к нам Мальвинчика и Ясутору, ну, ты его помнишь, и с ними передал, что он не просто так перебежчик, а супершпион, да и это тоже не просто так, а по жутко секретному приказу Комамуры-тайчо и Ямамото-сотайчо вместе взятых. Правда, у них обоих теперь уже не спросишь, и это, если че, очень для Хисаги удобно. Теперь ты мне скажи, Ханатаро. Ты его видел после того, как он сбежал. Ты знаешь про Иемуру. Как по твоему, врет Хисаги или, может статься, что и нет?

Ханатаро подумал. Очень хорошо подумал.

- Я не знаю, - сказал он наконец. - Наверное, если ему пришлось притворяться предателем так хорошо, чтобы убедить даже Айзена, то он должен был делать это очень-очень натурально. Наверное, этого оказалось достаточно, чтобы убедить и Иемуру. И уж точно достаточно, чтобы убедить всех нас. Если Иемура-сан пытался угрожать Айзену, или, например, напал на Хисаги в присутствии Айзена, и если Хисаги был вынужден защищаться... - он умолк и машинально потрогал ошейник. - Я не знаю, - повторил он.

- Что это у вас на шее? - вдруг спросила лейтенант Исэ. - Я вижу, что это кидо-устройство, некоторые фрагменты заклятий мне знакомы, но все же, что это такое?

- Они взрываются, - выдавил из себя Ханатаро. Ему опять очень-очень захотелось извиниться за свои слова. - На нас на всех надеты такие ошейники. Если мы пытаемся попасть туда, где нам не положено находиться, или ослушаться приказа... Сато был первым...

Огидо выругался. Да что там - Огидо перестал улыбаться.

Ханатаро только руками развел - он уже немного устал чувствовать себя виноватым.

- Мы пытались проанализировать их устройство, - сказал он. - Насколько мы можем судить, это кумулятивный заряд с кидо-детонатором. Это неважно, Исэ-фукутайчо, в самом деле неважно. Вы пришли, вы остановите Айзена, вот это - важно.

Она поправила очки и очень-очень глубоко вздохнула.

- Спасибо, Ханатаро. Гриммджо, почему вы ничего не сказали нам об этом?

- Да я и близко к ним не подходил! - пробурчал Гриммджо. - Я ж не какой-то там задохлик, зачем мне ваши медики? И угадывать Айзеновы фантазии - это тоже не ко мне... - все же выглядел он немного пристыженно. Словно кот, которого поймали, когда он вовсе не воровал мясо с кухни.

- Разберемся и с этим тоже, - перебил его Мадараме. - Где Куросаки, чтоб он был здоровенький?

- Тоже у себя, - быстро ответил Ханатаро. - Или в каком-то из тренировочных залов. Даже скорее всего, что он там, ему очень нравится убивать Пустых целыми днями. Мы редко его видим, и он очень, очень изменился...

Лейтенант Исэ кивнула, прерывая его, и повернулась к Мадараме:

- Думаю, нам нужно начать с Хисаги. Придется рискнуть, но...

- Эй, а как же я? - вмешался Гриммджо. - Я вам мигом разберусь с вашим Куросаки. Мне все равно надо это, кости размять и все такое...

- Иноуэ Орихиме нам тоже нужна, - продолжила она, не обращая на него внимания. - Кстати, Ханатаро, девушку могли бы вызвать для оказания срочной медицинской помощи в тяжелом случае? Здесь это в порядке вещей?

- Да, такое бывало, - сказал Ханатаро. Он понимал, куда она с этим клонит. - Но Улькиорра может явиться вместе с ней.

- Ну, если мы для начала раздобудем Хисаги, он нам ее приведет без всякого Улькиорры, - Мадараме ухмыльнулся. - Хоть в кои-то веки побазарим с хорошим человеком.

Незнакомый юноша при этих словах весь просиял. Ханатаро был очень-очень рад, что в их положении кто-то еще способен так искренне излучать положительные эмоции. Сам он до сих пор был занят тем, что пытался справиться с первоначальным шоком; кроме того, откуда-то изнутри поднимался тошнотворный ужас, что он вот-вот проснется и все эти люди исчезнут.

А еще на язык отчаянно просилось что-нибудь несправедливое, жестокое и попросту гадкое, что-нибудь вроде Почему вас не было так долго? Почему вы не пришли раньше? Где вы были, пока мы… пока нас… пока Унохану-тайчо…

Мадараме, должно быть, заметил что-то в его взгляде. Во всяком случае, он потрепал Ханатаро по плечу так, что тот слегка присел.

- Мелкий, ты молодец, - сказал он. - Я в курсе, что мы явились такие красивые и даже не представляем, чего вы все тут натерпелись, но теперь уже терпеть осталось недолго. Последний рывок – и вся эта карусель кончится.

В глубине души, очень, очень глубоко, Ханатаро хотелось бы, чтобы эти слова произнес Огидо, который служил с ним в одной дивизии, работал с ним бок о бок много лет и сейчас смотрел на него с выражением, предполагающим, что он сам никогда и ни под каким видом не опустился бы до того, чтобы драить полы во вражеском логове. Впрочем, от Огидо сочувствия ждать не приходится, не такой он человек, да и вообще...

- Спасибо, Мадараме-сан, - он и в самом деле был благодарен. - Мы сделаем все, что в наших силах.

- Ханатаро, насколько здесь безопасно? - спросила лейтенант Исэ. - И не следует ли нам сменить дислокацию, пока не поздно?

Вопрос был резонный и своевременный, и Ханатаро и самому хотелось бы знать на него ответ.

- Куроцучи-сама, должно быть, занят... очень занят, и все его ассистенты тоже. Я хочу сказать, мимо нас уже должны были пройти патрульные с регулярным обходом, но не прошли. Вы наверное, предприняли какой-то отвлекающий маневр?

- Типун тебе на все, - буркнул Мадараме. - Урахара Киске открыл для нас ворота, мы в них вошли, вышли с другого конца и принялись шнырять по коридорам и шарахаться от каждого пятна на стене, пока не наткнулись на тебя. Никого, кроме тебя, не встретили, если только тут у вас не водятся невидимки, и я очень сильно надеюсь, что не водятся.

- Может быть, он опять шпионит за Заэлем, - подумал вслух Ханатаро. - Эти двое проявляют друг к другу очень, очень нездоровый интерес. Я бы даже сказал, граничащий с навязчивой идеей.

Мадараме пожал плечами.

- Я че, против, что ли. Может, нам в кои-то веки повезет и они втихушку слопают друг друга и не будут мешать нам заниматься делом.

- Третий офицер Мадараме... - Ханатаро запнулся и изо всех сил попытался набраться храбрости. - Исэ-фукутайчо... А где капитаны? Вы ведь подготавливаете плацдарм, пока не подойдут основные силы, да?..

Все опять смотрели друг на друга многозначительно и странно. Ханатаро почувствовал, как по спине между лопаток поползла ледяная струйка пота.

- Мы и есть основные силы, - глухо произнесла лейтенант Исэ. - Укитаке-тайчо проводит отвлекающий маневр с целью убрать из Сейрейтея Ичимару и его войска. Сой Фон-тайчо возглавляет операцию по освобождению Сейрейтея. Урахара и Шихоин Йоруичи готовятся отбивать нападение на Каракуру, - ее рот искривился, будто она проглотила что-то горькое. - Больше никого не осталось, Ханатаро.

- Утешила, называется, - проворчал Гриммджо и наклонился к Ханатаро. - Да забей ты, мелочь. Зато у вас теперь есть я.

Не то чтобы и это было очень уж подходящим утешением, но сейчас Ханатаро не отказался бы и от совсем неподходящего. Нужное действие на текущее состояние психики оно оказало - так стоит ли привередничать?

- Нам удалось составить карту большей части территории Лас Ночес и комплекса пещер под ним, - сказал он вместо этого. - Мы все сообща этим занимались. И сравнивали, что у кого получилось.

- Ты точно уверен, что Айзен не поковырялся у вас в мозгах? - спросил Мадараме. - Этой своей... - он неопределенно помахал пальцами в воздухе, - хреновиной.

- Мы сравнивали, что у кого получилось, - повторил Ханатаро. Уж об этом-то они подумали в первую очередь. - Мы знаем, кто из нас видел его шикай, а кто нет, и мы вполне уверены в карте, которую составили. Конечно, коридоры можно двигать, но Айзен этого не любит, точно так же, как не любит, чтобы трогали систему наблюдения, потому почти никогда этого не делает... - кажется, его слова вовсе не оказывали того эффекта, на который он рассчитывал, - потому мы вполне уверены, - закончил он чуточку севшим голосом.

- Значит, ты проведешь нас к Хисаги?

Гриммджо опять пробормотал что-то насчет того, что ну почему бы его не попросить. Ханатаро пропустил его реплику мимо ушей - слишком уж он был рад услышать вопрос, на который можно ответить так, чтобы все были довольны.

- Проведу, конечно, - сказал он. - Я пойду по коридору первым, так что если я кого-то встречу, вас это не застанет врасплох... - он оглядел их всех еще раз, - хотя, знаете, я могу просто сказать, что вы из Четвертой. Арранкары все равно не утруждаются тем, чтобы нас различать, так что если мы будем вести себя тихо и если вы как следует приглушите рейацу, Исэ-фукутайчо, и вы тоже, офицер Мадараме, то этого будет достаточно. А если...

- Уже все все поняли, - Мадараме оборвал его очень вовремя - естественный ход размышлений повел Ханатаро по совсем уж мрачной дорожке. - Если мы наскочим на кого-то, кто нас узнает, нам пиздец без вариантов. Ладно. Все вместе, строимся и шагаем. Иноуэ, ты несешь ведро и швабру. Работа для салажат, - он людоедски ухмыльнулся и подмигнул Ханатаро, который хотел было запротестовать, но эта улыбка и эти словечки воскрешали воспоминания об Одиннадцатой, и о Четвертой, и о мелких и крупных стычках, и... Ханатаро стеснялся признавать это даже перед самим собой, но ему и правда очень-очень всего этого не хватало.

--- ---

После короткого, но утомительного для нервов путешествия по коридорам Лас Ночес (они не встретили ни одного арранкара, но не раз и не два были очень близки к этому), Ханатаро привел их разношерстную компанию к дверям кабинета Хисаги Шухэя. Он потянул руку к двери, на всякий случай покосился на лейтенанта Исэ и Мадараме, убедился, что те не возражают, и постучал.

Дверь резко распахнулась и в проеме возникла молоденькая арранкарка. Она наверняка была из одной из последних партий - низкорослая, худенькая и условно одетая в пару-тройку белых кожаных лоскутков (Айзен в последнее время не баловал свою армию разнообразием). Наверное, она и гребень на голове зачесала только затем, чтобы хоть чем-то отличаться от остальных.

- Он занят! - рявкнула она. Гребень угрожающе качнулся.

- Но это в самом деле очень важно... - робко начал Ханатаро.

Арранкарка скрестила руки на груди и на какой-то миг до боли напомнила Ханатаро лейтенанта Исэ (не то чтобы он осмелился делиться такими ассоциациями вслух, в особенности не тогда, когда она собственной персоной стояла в двух шагах позади него) - в те дни, когда Кьёраку-тайчо изволили скорбеть здоровьем после вчерашнего.

- Если только вас не прислал Айзен-сама - внутрь вы не войдете. Он занят.

- Но это очень, очень важно, - повторил Ханатаро, не зная, что еще тут можно сказать.

- Какие буквы в слове "нет" вам непонятны? - поинтересовалась арранкарка надменным тоном. Надменный тон вышел бы у нее намного лучше, если бы она не гнусавила и не хлюпала носом. - Я - личная помощница Хисаги-самы, а он в свою очередь - личный помощник Айзена-самы, значит, я имею право вам приказывать. Уйдите с глаз моих и... ээээ... займитесь чем-нибудь.

- Я... - больше всего ему сейчас хотелось бы быть не собой, а кем-нибудь, у кого есть опыт в ведении переговоров, - а разве вам не сказали, что Хисаги-сама нас вызывал?..

Арранкарка похлопала ресницами и шмыгнула носом особенно громко.

- Вызывал? С какой стати он мог вызывать к себе целую толпу целителей? Он не болен!

- Нет, мы... - Ханатаро ощутил прилив вдохновения, - мы здесь не для того, чтобы увидеть его. Мы пришли к вам. По его личной просьбе. Послушайте, если вы просто пойдете и скажете ему, что его ждут те самые...

- Да ну блин, - Гриммджо протолкался вперед из-за спин всех остальных. - Ты - тебя как зовут, самочка?

"Самочка" побледнела - насколько это можно было заметить с ее цветом лица - и очень старательно не затряслась в коленках.

- Пагалли, Гриммджо-сама.

- Так вот, Пагалли, я пришел к Хисаги и он меня ждет, а вся эта компания - со мной. Или ты сейчас пойдешь к нему, доложишь о нас и все будут счастливы, или я пробью твой тощий пузик насквозь и размажу тебя по чем больше понравится, и тогда как минимум три человека счастливы не будут - ты понятно почему, твой драгоценный "Хисаги-сама" - потому что ему наверняка больше нравится, когда ты у него есть одним куском, а вон тот щенок со шваброй - потому, что ему придется оттирать тебя от пола. Ну так как?

- Я с-спрошу Хисаги-саму, - только и пролепетала она и испарилась со скоростью, какую не всякий капитан способен развить даже в шунпо. Дверь она, конечно, захлопнула у них перед носом.

- Видите? К людям подход нужен, - Гриммджо осклабился и кокетливо пожал одним плечом. Мадараме и лейтенант Исэ попытались испепелить его взглядом и сверканием очков соответственно, но тут в коридор осторожно высунулась Пагалли.

- Вы можете войти, - она широко распахнула для них дверь и даже придержала ее - точнее, как бы невзначай спряталась за ней от их компании вообще и от Гриммджо в частности.

Ханатаро бывал в личном кабинете Хисаги и раньше; ничего здесь не изменилось. Глухие белые стены - они же по совместительству единственный источник света в помещении, - единственные предметы меблировки - письменный стол, кресло и шкаф для документов. Подставка для меча, стоявшая на столе, была пуста, и Хисаги уже заправлял ножны за пояс.

Здесь Ханатаро понял, что даже не подумал, как Хисаги отреагирует, увидев их - а если бы подумал, то, наверное, не сунулся бы сюда.

- Да чтоб я сдох, это ж у нас Хисаги-фукутайчо, - Мадараме несколькими длинными шагами пересек комнату и последние слова договаривал, стоя вплотную к Хисаги и почти ненавязчиво прижимая его к столу. Исэ-фукутайчо неслышно заперла дверь и задвинула засов.

- Х-хисаги-сама, что это за?.. - никто так и не узнал, что собиралась спросить Пагалли, потому что Гриммджо поднял ее одной рукой, как куклу, рыкнул ей в лицо "цыц, убогая" и поставил обратно. Ее каблуки глухо клацнули об пол.

Хисаги с видимым усилием отвел взгляд от Мадараме и посмотрел в ее сторону.

- Пагалли, все нормально, - быстро сказал он. - Они... Гриммджо выполнял особо важное задание по поручению Айзена-самы, и эти люди тоже принимали участие. Задание высшей степени секретности - даже Эспада не в курсе дела.

Пагалли колебалась. Объяснение - по крайней мере, на вкус Ханатаро, - было достаточно правдоподобным, и оставалось очень, очень надеяться, что она его примет.

- Но я... вы справитесь?.. то есть нет, я хочу сказать - я вам нужна сейчас, Хисаги-сама?

Хисаги прикрыл глаза, немного помолчал (взвешивал риски, надо полагать).

- Айзен-сама не хотел бы, чтобы об этом деле узнали непосвященные, поэтому сейчас я хочу, чтобы ты вышла и подождала у меня в спальне. Тогда у меня, если он все же спросит, будет возможность сказать, что ты ничего не слышала, - он кивнул на вторую дверь в дальнем конце кабинета. - Пожалуйста, Пагалли, иди. Я позову, когда ты понадобишься.

- Слушаюсь, Хисаги-сама. Я все поняла. Я буду ждать, пока вы меня не позовете, - она слегка поклонилась, потом обвела взглядом их всех по очереди - в ее глазах помимо страха читалось нечто подозрительно похожее на "только попробуйте его тронуть" - и засеменила к двери в спальню, обойдя Гриммджо по настолько широкой дуге, насколько позволяли размеры помещения.

Мадараме проводил ее взглядом.

- Че, уже задружился с местными?

Хисаги отозвался не сразу.

- Вы думаете, все "местные" так уж горят желанием здесь находиться? - спросил он наконец. - Если что, можете смело переставать так думать. То есть, наверное, все арранкары сначала хотели стать чем-то самую малость большим, чем обыкновенный гиллиан или адьюкас, заполучить всего одну приятную мелочь в придачу к тому, что имели - а в результате торчат здесь, с Айзеном, которого боятся до чертиков, мучаются от постоянного голода и понятия не имеют, что они теперь такое и как им себя вести. Та же Пагалли до сих пор не сбежала обратно в пустыню только потому, что ее все равно поймают.

- Я против, что ли, - Мадараме пожал плечами. - Мы замочим Айзена, угнетенные арранкары сьебут в свою пустыню, все довольны, все пляшут. Да, пока я не забыл - ну и рожа у тебя, Хисаги.

Хисаги с силой провел рукой по волосам - Ханатаро отметил, что седины в них за последние несколько недель стало намного больше.

- Поживи здесь с мое, я на тебя посмотрю. Так что, вы все-таки верите мне?

- Пока что все свидетельствует в вашу пользу, - сухо произнесла лейтенант Исэ. - Но у меня есть один вопрос.

Хисаги поднял бровь.

- Иемура.

Хисаги застыл. Его ладонь обняла рукоять занпакто.

- У меня не было выбора, - сказал он - слишком быстро, слишком легко. Будто озвучивал отрепетированный текст. - Он пришел сюда, чтобы попытаться заставить меня возглавить восстание заложников. И не он один этого хотел, правда, Ханатаро?

- Правда, - согласился Ханатаро. - Нас было немало, - очень, очень осторожно он добавил: - И мы до сих пор еще есть.

- Он не мог держать язык за зубами, - рука Хисаги стискивала рукоять, будто он висел над пропастью и только она удерживала его от падения. - Только полюбуйтесь на себя - вы стоите тут как на параде и считаете, что вправе меня судить. Иемура догадался, что мне было приказано изображать перебежчика - я ума не приложу, как он это понял, но он бы погубил меня, если бы начал болтать, и помилуйте, он не мог держать язык за зубами даже ради того, чтобы спасти собственную шею!

- Верно, - сказал Ханатаро и увидел краем глаза, что Огидо кивнул, соглашаясь. - Но вы не должны были...

- Он бы погубил меня, - повторил Хисаги, и гул его рейацу все отчетливее напоминал звук приближающегося урагана. - Меня, себя и вас всех заодно. У меня не было выбора.

Огидо тоже взялся за меч. Его улыбкой можно было порезаться

- У меня есть право решить этот вопрос от имени моей дивизии, - сказал он. - Я вызываю...

Вспыхнула рейацу - комнату будто окатило водопадом осколков стекла - и между ними встала лейтенант Исэ.

- Огидо, никто не давал вам слова.

Ханатаро перестал дышать - Огидо очень, очень нехорошо смотрел на лейтенанта Исэ, и пауза все тянулась и тянулась, но в конце концов он опустил голову и руку от занпакто все же убрал.

Лейтенант Исэ коротко кивнула ему и повернулась к Хисаги.

- Мы принимаем ваши объяснения, - сказала она. Ее рейацу снова разгладилась и свернулась в неразличимый издалека плотный кокон. - На данный момент этот вопрос я считаю закрытым. Мы представим упомянутый инцидент на суд капитана Укитаке, как только закончим все дела здесь. Вас устраивает такой вариант?

Хисаги посмотрел на нее с каким-то вялым удивлением, будто получил помилование, которого не заслуживал и, в общем-то, не ждал.

- Устраивает, - сказал он. - Спасибо, Исэ-фукутайчо, - его пальцы наконец отпустили рукоять меча.

- Устраивает, - эхом отозвался Огидо, но в его тоне по-прежнему читалось все то же, что и в его взгляде, и в режущей кромке улыбки. - Благодарю за вынесенное решение, Исэ-фукутайчо.

- Ладно, ладно, - сказал Мадараме. - Если с этим мы разобрались, то давайте уже займемся делом. Ты знаешь, как убить Айзена?

- Нет. Я надеялся, что вы знаете.

- Нет так нет, - если Мадараме и был разочарован таким ответом, то не очень сильно. - Значит, действуем как собирались. Собирались мы для начала кое-кого здесь разыскать и переманить их на нашу сторону - Орихиме, Ядомару Лиза, пацан Куросаки и те из наших, кого Айзен держит в своем уютненьком логове. После того, как закончим с этим, сообразим, что нам делать дальше. Как тебе такое предложение?

Хисаги открыл рот, и Ханатаро уже знал, что они сейчас услышат - что все это звучит крайне туманно.

- Звучит неплохо, - сказал Хисаги. - Не думаю, что с Иноуэ Орихиме будут сложности, если нам удастся застать ее одну, а не в компании Улькиорры. С Ядомару Лизой все совсем просто. Я говорил с ней на днях и она готова участвовать в любом выступлении против Айзена. Я прикажу Пагалли привести ее?

Мадараме прислонился к столу и нахмурился.

- С какой стати ты в ней так уверен?

- Вайзарды не сдались, их захватили силой. Большая их часть погибла в бою. Подробности я узнал от самого Айзена. Он очень любит, когда есть с кем поговорить за чаем, - в глазах Хисаги на миг мелькнула тупая покорность загнанного до изнеможения животного или человека, которому только что поставили фатальный диагноз. - И не забывайте, именно он когда-то сделал из них мутантов, которые потом стали вайзардами. Еще одного из них тоже держат в заложниках, но ни мне, ни Лизе не известно, где именно.

- Которого? - требовательно поинтересовалась лейтенант Исэ.

- Ушоду Хачигена. Полагаю, его тоже нужно искать в личных лабораториях Айзена. И ему, и Лизе сказали, что если один из них выкажет неповиновение, второго... - Хисаги сделал характерный жест, и Ханатаро передернуло. - Но если мы в любом случае собираемся проникнуть в Айзенов лабораторный комплекс, то, думаю, Ушоду стоит найти и привлечь на нашу сторону. Он ведь был известен как магистр кидо, если помните - может быть, он знает, как расправиться с Айзеном...

- Прекрасно, - оборвал его Мадараме. - Дописываем его в конец списка и начинаем все-таки с Ядомару. Пусть твоя Пагалли за ней сходит, а мы пока подумаем, как нам добыть Орихиме.

- Я мог бы привести ее, - робко начал юноша, к которому Мадараме обращался "Иноуэ". - Здесь меня никто не знает, я мог бы сказать, что я тоже медик и...

- И как только она тебя увидит и узнает, наша тайная операция попросту говоря пойдет по пизде, - подхватил Мадараме. - Послушай, я все понимаю, но я же знаком с твоей сестрой, кстати, она душечка, и точно знаю, что если ты покажешься ей, когда она будет не одна, нам всем кранты. Потому сядь на попу ровно и не отсвечивай, и это приказ, если вдруг ты не понял.

- Есть, сэр, - буркнул юноша.

- Иноуэ Сора, - вполголоса пояснил пожилой господин из Шестой - специально для Ханатаро, надо полагать. - Ее брат.

Ханатаро молча кивнул. Теперь он и сам вспомнил, что Рукия-сама рассказывала ему эту историю - как старший брат Иноуэ Орихиме стал Пустым после смерти и преследовал ее, и как Ичиго сражался с ним и подверг очищению, и что это стало для Ичиго фактически первым настоящим заданием в должности временного шинигами. От воспоминаний о том, что когда-то работа шинигами выполнялась как следует и от этого был хоть какой-то толк, парадоксальным образом стало легче на душе.

Хисаги подошел к двери, за которой скрылась Пагалли, и постучал.

- Пагалли, - позвал он, - у меня есть для тебя поручение!

- Да, Хисаги-сама? - если судить по той скорости, с которой она высунулась наружу, она если и не подслушивала под дверью, то была крайне близка к этому.

- Пожалуйста, разыщи Ядомару Лизу и приведи ее сюда. Скажи ей, что это касается дискуссии, которая у нас с ней была накануне. Она поймет, о чем речь, - Хисаги сделал многозначительное лицо. - Веди себя как обычно, но ни с кем не заговаривай по дороге. Это секретное заседание высочайшего уровня, и нам следует строго соблюдать протоколы безопасности. Ты все поняла?

Пагалли, казалось, очень понравилось входить в состав узкого круга посвященных в секреты высочайшего уровня, пусть даже косвенно. В чем-то Ханатаро ее понимал.

- Слушаюсь, Хисаги-сама! - она вытянулась в струнку, чуть ли не отсалютовала и со всех ног кинулась выполнять распоряжение, не забыв снова обойти Гриммджо по широкой дуге.

- Может, мне следует сообщить остальным бойцам Четвертой?.. - спросил Ханатаро. При мысли о том, что он наконец-то принесет друзьям настоящие новости о том, что помощь не просто придет, а уже практически пришла, ему показалось, что он вот-вот воспарит в воздухе.

- Погоди. Мы пока и сами не знаем, чего им сообщать. И даже когда узнаем, старайся держаться людей, которые будут помалкивать. Не надо нам больше... инцидентов, - не то чтобы при этих словах Мадараме покосился в сторону Хисаги с неприкрытым вызовом, но и дружелюбия в его взгляде не было.

- Слушаюсь, офицер Мадараме, - вздохнул Ханатаро. - Но как же наши ошейники...

- Позвольте мне взглянуть на ваш, - вмешалась лейтенант Исэ. - Я ни в коей мере не оспариваю ваши вывода как специалиста по кидо, но у меня, возможно, больше опыта в обращении с боевыми заклятиями и детонаторами. Присядьте, - она кивнула на кресло Хисаги, - и постарайтесь не шевелиться. Огидо, я буду признательна, если вы тоже примете участие.

- Конечно, Исэ-фукутайчо, - Огидо сменил улыбку с лучезарно-неопределенной на лучезарно-любезную и встал под другую сторону от кресла. По тыльной стороне его ладони поползли бледные огоньки, пальцы осторожно коснулись ошейника...

- Пожалуйста, только не пытайтесь его снять! - вырвалось у Ханатаро. - Мы уже пытались и... - он не смог заставить себя закончить фразу. Они и так поймут, что он имел в виду. Ведь поймут же?

- Седьмой офицер Ямада, возьмите себя в руки, - строго сказала лейтенант Исэ. - Исследование будет строго неинвазивным.

Хисаги с некоторой тоской поглядел на свое кресло и отошел к Гриммджо и Мадараме.

- Итак, - сказал он. - Садо нормально перенес побег?

Гриммджо кивнул.

- Нормальный пацан. Мне не чета, конечно, но для человеческого детеныша - очень даже неплохо справился. Мы оставили его у Сучки-самы...

- У Шибы Куукаку, - перевел Мадараме для остальных присутствующих.

- ...наверно, она и сейчас с ним нянчится. Таких брутальных бабенок на самом деле хлебом не корми, дай только кого-нибудь пристроить к себе под теплый бок. Просто подход к людям нужен, я ж говорил, - Гриммджо ухмыльнулся.

- А как там остальные? - спросил Хисаги. Ханатаро сосредоточил свое внимание на нем - это неплохо помогало отвлечься от манипуляций лейтенанта Исэ и Огидо, что бы они там ни делали в опасной близости от его шеи. - Мацумото?.. - он запнулся - Мадараме глядел на него с тем многозначительным спокойствием, которое всегда предваряет лишь одну разновидность новостей. - Но ведь ее эвакуировали с поля боя живой, - закончил он еле слышно.

Мадараме медленно покачал головой.

- Мне жаль.

Хисаги неловко дернул подбородком и ничего не сказал. Отчаяние вскипело вокруг него страшным жаром, и в воздухе резко запахло солью и металлом.

- Эй, эй, прикрути фитиль, - торопливо сказал Мадараме, - сюда сейчас пол-замка сбежится...

- Думаешь, кто-то заметит? - прошипел Хисаги. - Здесь от всех и каждого так пахнет по десять раз на дню. Хотя что бы ты понимал, если ты полгода прохлаждался на окраинах Сейрейтея, а она... - внезапно он замолк и так же внезапно продолжил почти нормальным голосом: - ...ладно, забудь. По крайней мере, мертвой ей уже ничего больше не грозит.

Ханатаро опустил глаза. Он понимал, что Хисаги сейчас чувствует, очень, очень понимал. Но он не ожидал такой сильной эмоциональной реакции. Ею ведь все равно горю не поможешь, и потом, Ханатаро до сих пор не слышал, чтобы они с покойной были настолько близки...

Мадараме пожал плечами.

- Тебе неоткуда было узнать, - сказал он. - И гаденыш Ичимару, кстати, тоже не знает. Укитаке-тайчо поманил его слухами, что она у нас, и он со всех лап помчался в капкан.

- Я могу понять, почему он не верит, что она мертва, - Хисаги сказал. - Я... у меня тоже не очень-то получается в это поверить.

Дверь кабинета распахнулась довольно энергично, как если бы человек по ту сторону собирался открыть ее пинком, но в последний момент передумал. На пороге стояла Ядомару Лиза (Ханатаро видел ее издалека, но не был ей представлен), как всегда обворожительная и скудно одетая. Пагалли переминалась с ноги на ногу у нее за спиной.

- Я в полном распоряжении Хисаги-самы, - начала Лиза издевательски-торжественным тоном. Потом странно посмотрела на всех присутствующих разом - и даже бровью не повела, только глаза за стеклами очков оценивающе сузились. - Приветствую почтенное собрание, - она захлопнула дверь за собой и Пагалли (на этот раз все-таки пинком), - и если глаза мне не изменяют, это же - Нанао-тян!!!

Одним прыжком она пересекла кабинет и сгребла лейтенанта Исэ в удушающие с виду объятия (при этом Ханатаро открылся отличный вид на ее юбку, точнее, на все те места, в которых юбка у нее отсутствовала).

- Моя детка, моя маленькая умница, а ведь я тебе говорила, что ты еще всеми нами покомандуешь, не зря я читала тебе книжки каждый вечер...

- "Нанао-тян"?.. - на лице Мадараме расплывалась глуповатая улыбка.

- "Читала ей книжки", - протянул Хисаги, глядя в потолок. - Так вот кто научил ее плохому.

Лейтенант Исэ попыталась пригвоздить их к стене своим коронным взглядом, но видно было, что это просто по привычке. Она прикрыла глаза и судорожно сглотнула.

- Ядомару-фукутайчо, я... я так рада, так рада вас видеть, - голос у нее сорвался и она нерешительно прижалась к Лизе чуть крепче, пряча лицо у той на плече - я думала... я думала, вы погибли, он сказал, что вы не вернулись с боевого задания и что вы погибли с честью...

- Он не виноват, что ему пришлось так сказать, - Лиза выпустила ее из объятий. - И вообще, забудь ты пока про него. Лучше скажите мне - я правильно понимаю, что прибыла кавалерия и мы с песней идем на штурм крепости врага?

Пагалли переводила взгляд с одного на другого и дрожала все заметнее.

- Хисаги-сама, я... Здесь правда все еще говорят о сверхсекретном задании по поручению Айзена-самы? Или речь о чем-то совсем другом?

Хисаги с некоторым трудом оторвался от созерцания тех мест, где у Лизы отсутствовала юбка.

- Очень, очень секретное задание, - сказал он. Прозвучало это на редкость неубедительно. - Теперь, пожалуйста, подожди в моей спальне, пока...

- Но это настоящие шинигами, и вооружены к тому же, - Пагалли указала на каждого по очереди. - А Гриммджо-сама - от него не пахнет арранкаром! У него даже дыры больше нет!

- Мелочь ты пузатая, когда тебя назначали фрассьоном, это делалось не затем, чтобы ты шибко много думала, - сказал Гриммджо.

- И что ты теперь собираешься с этим делать... Пагалли-кун?

Пагалли задумчиво прикусила губу.

-Я... Я собираюсь спросить вас, какими будут ваши дальнейшие распоряжения, Хисаги-сама.

- Ты уверена?

Она снова нервно огляделась вокруг.

- Наверное, я могу просто убежать, если хотите. Я могла бы забраться довольно далеко в пустыню, и, может быть, меня даже не поймают. И вы ведь знаете, что даже если я попытаюсь кому-то доложить о вас, меня просто убьют вместе с вами. Это все не потому, что вы мне нравитесь. - она уставилась на него огромными, светлыми до прозрачности глазами. - Я просто... просто...

- Вы просто хотите избавиться от Айзена, - неожиданно для себя произнес Ханатаро.

- Да! - выкрикнула она и зажала рот ладошкой, ужасаясь такому кощунству. - Я хочу, чтобы Айзен-сама... Айзен... чтобы его здесь не было.

- И многие твои, ээээ, родственники хотят того же самого, как думаешь? - спросил Мадараме.

- Я не знаю, - ответила Пагалли. - Может быть, и многие, но никто не посмеет в этом признаться, - видно было, как с каждым словом ее решительность понемногу улетучивается. Хисаги похлопал ее по плечу.

- Пагалли-кун, если хочешь, я дам тебе запечатанный пакет с приказом, с которым ты сможешь спокойно выйти через любые ворота и стража тебя не задержит. Тебя долго не хватятся, а пустыня большая. Но если ты действительно готова помочь нам...

- Я же сказала, что готова, - отрезала Пагалли. - Что я должна делать?

- Наш следующий шаг - вступить в контакт с Иноуэ Орихиме, - сказала лейтенант Исэ и с преувеличенной тщательностью поправила очки. - Ядомару-фукутайчо...

- Зови меня Лизой, - отозвалась та. - Не может же у Восьмой быть одновременно два лейтенанта. Устав не велит.

Лейтенант Исэ снова судорожно сглотнула.

- ...Ядомару-семпай, как нам лучше поступить с этим пунктом?

- Да какие проблемы, - сказал Гриммджо. - Я пойду доебусь до Улькиорры, а вы заберете вашу девку, пока я его подержу, - было что-то странное в том, как он улыбался - как-то... лихорадочно? безнадежно?

Лейтенант Исэ и Мадараме молча переглянулись. Исэ заговорила первой:

- Если он увидит вас таким, каким вы есть сейчас, и при этом вы все же не сможете убить его, слишком велика вероятность, что о случившемся мгновенно станет известно Айзену. Я не уверена, что степень риска в данном случае является приемлемой.

- Ты сомневаешься во мне, женщина?

- Ты говорил, что он был Четвертым Эспадой, нет? - сказал Мадараме чуточку устало. - То есть ты и раньше-то не мог его одолеть, или тогда ты был бы Четвертым, а он - Шестым, нет?

- Я теперь не то, что раньше, - пробормотал Гриммджо с отсутствующим видом. Его пальцы гладили рукоять меча - словно бы чесали кота за ухом.

- Давайте я за ней схожу, - предложила Лиза. - Мне не запрещено с ней заговаривать, и у Улькиорры, если он там, не будет ни единой причины не отпустить ее со мной на маленькую прогулку. Тогда мы сможем встретиться с вами и продолжить то, что собирались.

- А... а что мы будем делать с остальными? - спросил Ханатаро. - Еще ведь Куросаки-сан и... и Айясегава-сан?

И снова он ожидал от окружающих эмоциональной реакции, но недооценил ее силу.

Мадараме одарил его взглядом, который вполне успешно мог бы сдирать мясо с костей:

- По-твоему, я должен разводить беседы с Айясегавой? Не, конечно, я хочу знать, почему он нас продал, но...

- Я тебе и сам расскажу, почему, - перебил его Хисаги. - Здесь никакого секрета нет.

- Ты такой умный, да? Дай угадаю - опять пил чаек с Айзеном?

- Вовсе нет, - Хисаги странно поглядел на Мадараме. - Айясегава тебе не признался, что ли? Так и не сказал, чем на самом деле является его занпакто?

- Кончай рассусоливать, - потребовал Мадараме. - Чего конкретно ты сейчас пытаешься мне сказать?

- Его занпакто высасывает энергию, - с готовностью продолжил Хисаги. - Он пытался проделать такой трюк с Третьей Эспадой и феерически на этом облажался. Сейчас он - наполовину Пустой. Он двигается, как Пустой. Он рассуждает, как Пустой. Он почти ничего не соображает, если Халлибел нет поблизости. Такая неприятность, правда, а все потому, что смотреть надо, у кого сосешь...

Мадараме неверяще уставился на него.

- Да ну брось, - начал он, - быть такого не может, это ж...

- Как по-твоему, откуда я все это выяснил? - Хисаги практически выплевывал каждое слово. - Он ведь не делал этого там, где его могут увидеть. Не делал этого с теми, кто может рассказать. Не хотел, чтобы люди узнали, - и слова эти, самые обыкновенные, звучали сейчас неимоверно грязными ругательствами. - Однажды он сделал это со мной и потом бросил меня валяться на чертовой крыше - в тот самый день, когда Айзен решил сбросить личину, - знал ведь прекрасно, что я буду молчать от позора. Видишь ли, он боялся, что ваша гоп-компания в Одиннадцатой погонит его пинками, как только выяснит, на что он на самом деле способен. И знаешь - по-моему, правильно боялся.

- Иди ты, - сказал Мадараме, целясь кулаком Хисаги в живот. Хисаги увернулся и врезал ему локтем в челюсть, Мадараме, ничуть не впечатлившись, схватил Хисаги за грудки и они оба кубарем покатились по полу, осыпая друг друга ударами. Их рейацу, почти одинаково отдающая на вкус горем и злобой, бесконтрольно вспыхивала, перемешивалась, гасла и вспыхивала снова. Пагалли нервно металась вокруг, суматошно размахивая руками.

- Неудивительно, что Айзен оставил его в живых, - лейтенант Исэ задумчиво хмурилась, не утруждая себя тем, чтобы даже поглядеть в сторону свалки. - Это было бы еще одним шагом на пути к его конечной цели - слиянию Пустого и шинигами в одном существе. Но это, в свою очередь, может означать что, если ток посторонней энергии удастся остановить и собственная личность Айясегавы еще не подверглась необратимым изменениям, то, возможно, даже...

- Постой, - Лиза вскинула ладонь и резко втянула носом воздух. Свет, падая на ее лицо, давал странный отблеск, будто оно было сделано из фарфора. Внезапно она шагнула вперед и несколькими меткими пинками заставила дерущихся ненадолго отвлечься друг от друга. - Прекратили немедленно, уроды! Разве не слышите...

Ханатаро слышал, и все остальные наверняка уже услышали тоже. К ним стремительно подползал холод. Не льда, как у капитана Хицугайи - темный, подернутый рябью холод морских глубин. Что-то двигалось под неимоверной толщей воды, что-то бесстрастное, стремительное и хищное.

Дверь выбили с такой силой, что ее куски кое-где воткнулись в стены.

На порог ступила Тиа Халлибел, и воздух вокруг нее шевелился, дрожа зыбким маревом, искажая перспективу. Айясегава Юмичика отставал от нее не более чем на шаг, блаженно улыбаясь и глядя сквозь них пустыми, затянутыми мечтательной поволокой глазами.

- Привет, Иккаку, - сказал он и вяло помахал рукой. - Я знал, что ты придешь.

@темы: переводы, bleach, Winter War/Зимняя Война

URL
Комментарии
2012-11-13 в 12:00 

Yasuko Kejkhatsu
То, что мы делаем – и есть мы (с).
Я думала ещё главы две будет эпичное вторжение, где слягут все, кто ещё не успел слечь, и ужас-ужас-ужас заполонит всё и вся, а тут так неожиданно они уже вошли, вышли с другого конца и принялись шнырять по коридорам и шарахаться от каждого пятна на стене :-D
CrippledSeidhe, :heart::heart::heart:
целую. люблю. жду!

2012-11-13 в 14:07 

CrippledSeidhe
Если б я был султан, я б имел трёх жен и войсками США был бы окружен
Я думала ещё главы две будет эпичное вторжение, где слягут все, кто ещё не успел слечь, и ужас-ужас-ужас заполонит всё и вся
Yasuko Kejkhatsu, ты только что задним числом сглазила всю ЗВ до сорок шестой главы минимум :lol::lol::lol: Там как начиная с 23й кончились переговоры и подготовка и пошла движуха, так до сих пор все еще и еще эпичное вторжение и вселенский ужас )))) на трех планах бытия одновременно, междупрочим! ))))

*поймала и затискала на радостях*

URL
2012-11-13 в 14:22 

Yasuko Kejkhatsu
То, что мы делаем – и есть мы (с).
CrippledSeidhe,
Там как начиная с 23й кончились переговоры и подготовка и пошла движуха, так до сих пор все еще и еще эпичное вторжение и вселенский ужас обожи, а я так радовалась :nerve:
хотя движуха - это хорошо, это интересно, это я люблю самовнушает
главное, чтоб Нанао с Иккаку подержались доподольше и тогда совсем хорошо :)
а три плана - так вообще не даст заскучать)
преклоняюсь перед вашим терпением-верностью-непреклонностью и тэдэ, переводи-переводи, дорогая :buddy:

2012-11-13 в 14:29 

CrippledSeidhe
Если б я был султан, я б имел трёх жен и войсками США был бы окружен
Yasuko Kejkhatsu, ты чооо :pity: там еще почти все живы! Ты ж сама все понимаешь - если героя убить, то его один раз убьешь и все, а если герой до сих пор жив, его ж знаете как можно помучать! ))))

*попыталась пересчитать* Даже если учесть естественную убыль, на текущий момент активных действующих лиц даже больше, чем в первых десяти-двадцати главах )) И скелеты из шкафов периодически на голову падают, хуже того, авторы ими еще и стреляют :alles:

URL
2012-11-14 в 06:42 

Yasuko Kejkhatsu
То, что мы делаем – и есть мы (с).
CrippledSeidhe,
там еще почти все живы фуух, ну это не может не радовать и вселять надежды :D
скелеты из шкафов периодически на голову падают так, медленно и ненавязчиво и восстанет Готей хД
а мучить - это да, это мы любим :gigi: как же ж любимых героев не провести по семи кругам ада-то!

   

Двухкомнатный фандом со всеми удобствами

главная